IDOLUM

Объявление

К сожалению, жизнь идолума подошла к концу. Ролевую мы не закрываем от пользователей. Вы можете доигрывать свои эпизоды, общаться и прочее. Мы просим прощения у игроков. Мы снова налажали и не смогли ничего исправить. Надеемся, что обязательно встретимся с вами где-нибудь еще. Можете ругать нас. Эмма, Сид и Веспер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » IDOLUM » БАЛЛАДА О БЕЛЫХ КРЫЛЬЯХ И АЛЫХ ЛЕПЕСТКАХ » содомия и другие приятности


содомия и другие приятности

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

содомия и другие приятности.
аморальное поведение.


--

story about us.
Неожиданный приезд родителей принес еду, алкоголь, деньги и секс. Утро вышло не таким приятным. Их ждал сюрприз.

names.
Winifred and Barry Haug
time & place.
22.08.2014. утро.

+1

2

Никто и не ожидал, что родители решат навестить своих детей, которых не видели уже несколько лет. Они дали нам денег, съели нашу последнюю еду, осмотрели дом, посмеялись и ушли. Порой кажется, что мы для них, как домашние животные, да и то они постоянно забывают нас кормить. Деньги – это хорошо. Деньги в руках двух соскучившихся по пище людей – не очень.  Мы сразу же заполнили холодильник едой и алкоголем. Какое же это было счастье. Конечно, приготовить нормально ее не могли, но в сыром виде она тоже ничего так. Уже привыкли, что уж тут. Мы долго радовались, сидя за столом  и наполняя желудки едой и алкоголем. Винифред неплохо так держится, а вот меня сносит быстро. Язык уже начал заплетаться, я плевался в сестру, когда пытался ей что-то сказать, громко смеялся, да и вообще вел себя довольно развязно. Телевизор мы не выключали, с кухни его было неплохо видно. Уже была ночь, по каналу крутили фильмы с эротическими сценами. Мне всегда хотелось быть таким же крутым, как тебе парни на экране, но девушки у меня долго не задерживаются. Возможно, у меня просто слишком мало опыта. Думаю, в тот момент я уже забыл, что напротив меня сидит сестра, которой только восемнадцать, впрочем, в тот момент меня это не очень волновало. Мне хотелось набраться опыта, да и просто с кем-то трахнуться. В таком состоянии сойдет даже сестра, да и велик у меня выбор, что ли? Она даже ничего так, если не приглядываться.
Удивительно, но отказа я не получил. Как-то быстро мы перебрались в спальню, где все прошло быстро и без прелюдий. Я был доволен, мне понравилось, да и много ли надо в таком состоянии? Да, кажется, я кончил в нее, но это уже ее проблемы. Уснул быстро, а утром болела голова. Открыв глаза, увидел обнаженную сестру. На самом деле, я сначала даже испугался, так как не сразу вспомнил, что мы делали прошлой ночью. Только утром я осознал, что трахнул свою собственную сестру, которая младше меня на восемь лет. Так же нельзя. Она же моя сестра. Мы родственники и прочее. Разве так можно? Голова гудела, да и еще какие-то чужие голоса. Такого раньше не было. Два голоса. Явно какие-то старики. Зажмурился и отвернулся от Винифред, укрывшись одеялом с головой. Старики смеялись и весело обсуждали то, что видели ночью. От них я и узнал большинство подробностей. Так как еще не совсем проснулся, не сразу осознал, что это за голоса. Да это же Жан! Тот старик со скрипками, который не выходит из дома на Самайн. Да я же не могу слышать призраков. Это безумие. Я всегда был неудачником. Даже назван в честь собаки, а в семье медиумов был обычным человеком. Разве способности могут появиться в двадцать шесть лет? Как-то поздно. Пришлось повернуться на другой бок и толкнуть сестру.
- Я тут это, - замявшись, - я тут начал слышать голоса. Как их убрать, Винифред?
Голоса не замолкали, а от их хохота только сильнее болела голова. Я жмурился и прятал голову под подушку. Ничего не помогало, да и еще эти старики комментировали каждое мое действие. Заткнуть бы их. Как медиумы вообще живут с таким шумом в голове? Так же и с ума сойти можно. Неудивительно, что Винифред иногда такая нервная, я бы тоже начал всех ненавидеть, если рядом со мной постоянно кто-нибудь говорил. Может, это все из-за того, что у нас был секс? Наказание какое-нибудь? Я же не знаю, как там все у медиумов устроено. А если трахнуть ее еще раз? Все пройдет? Голоса уйдут, а голова перестанет болеть?  Эта мысль воодушевила меня. Появилась надежда.
- Нам срочно нужно заняться сексом еще раз, - нависая над ней, - тогда все пройдет. Голоса уйдут,  я уверен. Давай, просыпайся.
Кажется, я еще не полностью протрезвел.

Отредактировано Barry Haug (2014-08-25 23:57:12)

+2

3

Винни просыпается не в своей постели. Первым делом слышит звук приглушенного телевизора, с экрана которого очередной комик пытается шутить свои шуточки на политическую тематику, высмеивая все на чем свет держится. Осознание того, где находится приходит не сразу. На автомате гундит нечто несвязное брату, переворачиваясь на другой бок, подтягивает к себе одеяло. Кровать узкая, Винни чувствует как ее тело прикасается к чужому, чувствует грязь, которой оно вымарано  после ночного алкотреша. Она все слышит и даже почти осознает, но до последнего отворачивается, пытаясь претворяться трупиком. Прикрыв глаза,  слышит чужое сопение у ее уха. Вместе с ним к ней возвращается и память. По телу пробегают мурашки. Внутри поджимает страх и какая-то непонятная волна возбуждения. Возможно, так ломаются стереотипы и годами вдалбливаемые истины о том, что нельзя раскидывать ноги перед родными и близкими. Она не знает, но думает, что от Барри несет перегаром. От Барри, который расталкивая сестру, переворачивает ее лицом к себе, вбивая в ее голову очередную порцию бредовых идей. Винни слабо понимает, но наконец открывает глаза, сонно и кротко вглядываясь в лицо брата, пытаясь не опускать взгляд ниже. Она всегда считала его тюфяком и слабаком, а у него, нужно сказать, оказалось на удивление приличное тело. Даже член. Средненький, но. Но пользоваться им он явно не умел. В другое время, Ви разразилась бы хохотом или тирадой несвязных матов, но они словно поменялись местами. Почему-то тот который всегда был снизу, оказался сверху.
Винни снова прикрывает глаза, немного отворачивая лицо. Делает все медленно, чтобы не потревожить подступающую тошноту и возможную головную боль. Вздыхает. Ерзает под одеялом, путаясь в чужих ногах. От прикосновений немного вздрагивает. Вообще, это даже забавно. Сначала ее насилуют. Затем она тщательно избегает общества мужчин, разрывая отношения с едиственным носителем члена (Чаком) с которым ей светило. Затем, воспитанная на насмешках и упреках Джульбарса по поводу ее внешних данных, забывается в случайных объятиях Веры, а теперь, верно, по иронии, спит с братом. Почему? Правильно. Потому что их мать сука, которая забила на детей. Приехала раз в пятилетку, дала на лапу и  скрылась в тень. Дети-то от счастья  и перетрахались.
- Джульбарс, - выдавливат из себя хриплым голосом, - ну и вонь. Иди притопи свою рожу где нибудь подальше от меня. И не неси херь.
Глаза прикрыты, ресницы дрожат. Винифред говорит негромко, пытается быть убедительной. Свободной рукой отыскивает наощупь бутылку с пойлом, в надежде запить стыд, апатию, всю свою жизнь.

+2

4

Все это странно. Лежать в спальне с собственной сестрой. С собственной обнаженной сестрой, которая лежит под тобой. Особенно, если вспомнить события ночи. Надо напиться до такой степени. У нее, видимо, все совсем плохо, если согласилась на это. Я еще понятно, но она куда? Впрочем, давать второй раз она не очень желала, а мне это нужно. Нужно проверить свои догадки. Не просто же так у меня появились способности после секса с ней. Нужно решать эту проблему. Голова гудит, хочется поскорее это прекратить. Она еще и пьет с самого утра, я же еще не совсем трезв после ночи. Сколько часов мы спали? Три или четыре? Конечно, если возможность просто взять и изнасиловать ее, но она все же моя сестра, нельзя поступать с ней так грубо, нам еще жить под одной крышей долгое время, настолько отношения портить не хочется.
- Это от тебя так воняет, - отнимая бутылку, - ты послушаешь меня или как? Мне срочно нужно вернуть все обратно. Мы переспали, я стал слышать голоса, здесь явно есть связь, Винифред. Хватит пить с самого утра.
Хохот заставлял морщить лицо, нужно скорее прекратить это. Никогда не думал, что быть медиумом настолько ужасно. В детстве я завидовал Винифред и родителям, но сейчас я понимаю, что завидовать нечему. Она даже не собирается вставать, думаю, у нее тоже небольшой шок после случившегося ночью. Я же до сих пор не до конца осознаю случившееся, стараясь не думать об этом. Все же об этом можно поговорить потом либо же вообще никогда не вспоминать. Сделать вид, что ничего и не было. Сделаю вид, что так и надо, зачем заострять на этом внимание? Хотя неплохо, да. С другой стороны, такая связь неправильная и прочее, но это намного лучше, чем ничего. Можем сделать еще одной семейной традицией, но позже. Призраки, поняв, что я их слышу, решили удалиться в другую комнату и продолжить обсуждение. Голова болела, но без голосов было намного лучше. И как можно жить в таком постоянном шуме? Нужно собраться с мыслями, одеться и придумать, что делать дальше. Я не хочу все оставлять именно так, да и вообще нужно куда-то деть весь мусор, который остался с ночи.
- Вставай уже, - одеваясь, - нужно убрать все это, а потом решить, что делать с этими способностями. Мне не хочется быть медиумом. Это жутко. Скоро должен вернуться Пегги. Может, ты попросишь ее все убрать? 
Интересно, осталось ли что-то в холодильнике? Пегги мы отправили погулять, когда приехали родители. Мы понятия не имели, сколько они пробудут у нас, поэтому Винифред попросила погулять ее подольше. Скорее всего, скоро должна вернуться. Я с ней не общаюсь, она подруга Винифред. Не знаю, чем они там занимаются, когда я в комнате или же на работе. Хотя от нее тоже есть польза: родители передают ей маффины, чтобы та не голодала. Обычно они съедают все сами, так как я почти не покидаю пределы комнаты, когда Пегги у нас. Она очень шумная и пугает меня, впрочем, как и большинство женщин.
Делаю громче телевизор. Из церкви украли какую-то чашу. Теперь весь город будет пытаться найти преступника, но у меня здесь проблемы намного серьезнее. Я переспал со своей сестрой и стал слышать призраков.

+1

5

Она находит бутылку, делает жадный глоток, затем еще один. Жидкость стекает по подбородку. Винни улыбается, вспоминая, как бешено они сметали вчера еду с прилавков. Оживленные, немного счастливые, временно выглядели как семья.   Деньги объединяют.
-... ты послушаешь меня или как? - доносится до нее, и она фокусирует взгляд на Барри, отдавай пойло. Некоторое время молчит, слабо соображая, что ему от нее нужно и каким образом она ему может помочь. Отмечает про себя, что Барри не сделал из ночного перепихона трагедию и даже разговаривает с ней. Это сглаживает некоторую неловкость и вносит ясность. Так даже лучше. Было бы много хуже, если бы Джульбарс начал избегать сестру, всем своим видом и неловкими взглядами напоминая о случившемся инциденте, которого она, впрочем, толком и не помнила. 
- Похмеляюсь, - на автомате злорадно язвит, наблюдая как брат приводит себя в порядок, - мама приезжает в гости редко, знаешь ли, а нажраться за ее счет и потрахаться с братом случается еще реже. Прямо случай на миллион! Дай насладиться моментом, пока еще окончательно не забыла, как плох ты в постели.
Винни крутится в кровати, пытаясь что-то найти, затем вспоминает, что не в своей комнате, громко вздыхает, чертыхаясь. Трет руками леца, слегка похлопывая себя по щекам. Сейчас ее все бесит и утомляет.
- Какие еще голоса, ну что ты несешь Барри, а? - жалобно добавляет, так и не отыскав сигареты. - Все и так хуево, обязательно сверху накидывать? И где мои шмотки, герой-любовник?
Последние слова выделяет особенно ядовито, с насмешкой. Винифред была бы зла на брата, если бы не считала его конченым человеком и неудачником. Но ей оставалось лишь немое отчаянье и принятие того, что в семье не без урода. Ее всегда поражали те женщины, что велись на его покладистый внешний вид, на кротость, скованность. Кому как не ей знать, что скрывается за всем этим? Грубость, комплексы, трусость, моральная ущербность, жадность, упертость, тяжелое детство, отсутствие надлежащего воспитания. Собачья кличка вместо имени. Он ничего не добился в жизни, и ему нравилось винить в этом свою сестру, полагая, что если бы не она, то сейчас все было бы иначе. Сколько раз он ей об этом напоминал?..
Накинув на себя простынку, Винни выскочила за дверь, кинув оттуда в брата оной.
- Пегги? Убрать?! -  насмешливо кричала она ему со своей комнаты, уже после того, как вернулась из душа. Надевая растянутую футболку с принтом персонажей из мультфильма "шоу Рена и Стимпи" и обрезанные до колена джинсы продолжала бубнить, - У тебя последние мозги отбило я вижу. Слушай, ты там не дергайся сильно, я сейчас найду курево, сделаю нам чай с колбасой и ты еще раз все расскажешь, шутничок.
Пока Винни колдовала на кухне, с истомой разглядывая внутренности холодильника и кучу пустых банок из под пива и прочей суеты, на душе стало немножко легче. Все ведь не так плохо, да?, - старалась она себя утешить. - Если не впадать в подробности, у нас был замечательный вечер. С едой, развлекательной программой и сексом. Почти романтика, если бы не.
- Да и вообще, что тут убирать-то...просто скинуть мусор в пакет и все это дело вынести. И я даже знаю, кто этим займется. Барабанная дробь. Имя победителя - Барри.
Ви поставила перед Джульбарсом чашку чая, с радостью заметив, что у них есть сахар и злосчастные чайные пакетики тоже на месте.
- А теперь еще раз и по порядку. Какие голоса и откуда они у тебя? Я, конечно, не знаю, может после инцеста люди и сходят с ума, но мне кажется, ты, Барри, слишком дегенерат для такого. Так что не наш случай. Венерическое заражение экстрасенсорными способностями тоже предлагаю отсеять, - резонно констатировала Ви. - Может у тебя просто этот..как его там... алкогольный делириум...делирий... да, делирий вроде. В общем, белочка, нет?
Жадно кусая сэндвич, Винифред размышляла о словах брата. За свою недолгую жизнь она успела столько всякого повидать и попробовать, что его новость была не такой уж и ошеломительной. Но, все же, чертовски странной и забавной. Она никогда еще не слышала о таком, чтобы человек вдруг обретал способности. Мог, конечно,"обрести", но лишь в рамках шарлатанской практики, а судя по виду Барри, он был не слишком расположен к шуткам и участи телевизионных детей Индиго.

+1

6

Очень смешно. Я стараюсь не вспоминать о случившемся, а она же наоборот упоминает об этом. Конечно, куда же без этого? Ночью она сама побывала у меня в постели и теперь у нее еще больше поводов для шуток. Что уже успел услышать за несколько минут? Ты плох в постели, Барри. Герой-любовник. Шутничок. Что дальше? Интересно, помнит ли она все в подробностях? Я, к примеру, нет. Возможно, оно и к лучшему.
- А ты никогда не думала, что тоже можешь быть плоха в постели? – сделав глоток, - мне, конечно, многого и не надо, но все же. Может, ты то еще бревно?
Не мне ведь всегда быть неудачником. Впрочем, я не узнаю наверняка, не повторив такое на трезвую голову. Может, когда-нибудь такое и случится. Почему бы и нет? Иногда. Когда все совсем плохо. Нужно же как-то разнообразить свою слишком однообразную жизнь. И как она вообще может есть после такого количества выпитого алкоголя? Меня слегка воротит от еды, а вот теплый чай в самый раз. Как же давно у нас не было чая. Теплая вода из чайника – самое то с утра. Денег не хватает, поэтому никак иначе.
- И вообще, - опуская кружку на стол, - иди работать, Винифред. Может, перестанешь одеваться на барахолке, мы начнем пить чай по утрам, хорошо есть и перестанем делать необдуманные поступки по ночам.
Оглядываю кухню и гостиную. И бардак же. Забавно, что сломанный утюг лежит на диване. Что мы с ним делали ночью? Мы его не доставали уже года два, а здесь он стоит на виду. Пытались заставить его работать силой мысли или что-то хуже? Снова эти голоса. Дедам, видимо, надоело сидеть в комнате, поэтому они решили переместиться поближе к нам. Начинаю крутить головой, пытаясь, где они находятся. Морщу лоб и делаю еще один глоток. 
- Ты же умеешь общаться с призраки, - взглянув на сестру, - ты разве не слышишь их? Они прямо здесь. Я слышу дедов! Я не шучу, это все правда. Мы провели ночь вместе, а после этого я стал слышать призраков. Ты уверена, что это не передается половым путем? Может, это какие-нибудь аномальные волны или что-то типа этого? Как же обрадуется наша мать, когда узнает, что я слышу призраков. Может, она будет настолько рада, что пришлет нам еще немного денег, как думаешь?
Было бы неплохо. Уверен, что она обрадуется. Всем будет рассказывать о том, что ее Барри, наконец, смог стать таким же, как она сама. Будет рассказывать мне истории о призраках, попытается научить меня общаться с ними. И тут я смогу почувствовать родительскую любовь. В двадцать шесть, конечно, уже немного поздновато, но это лучше, чем не почувствовать ее вообще. Глоток. Нужно было как-то решить эту проблему. На дедов я шикнул, но они даже не обратили на меня внимания, простой смертный, конечно же. Куда мне до этих стариков?
Пегги нет. В доме достаточно тихо, если стараться не обращаться на голоса призраков. Все бы ничего, если бы не стук в дверь. Пришлось оставить вкусный чай  и пойти открыть. На пороге стояла Вера, она выглядела не лучшим образом. Эта девушка всегда меня немного пугала. Хотелось куда-нибудь спрятаться от нее и наблюдать со стороны. Особенно у нее были подозрительные отношения с Винифред. Я бы подумал, что моя сестра не той ориентации, если бы сам не провел с ней ночь. Хотя у нее тогда что-то было в Гласто, почему я о ней так плохо думаю? Нервно улыбаюсь и освобождаю проход. Кажется, мне пора куда-нибудь уйти. Я хотел допить чай, но все же лучше спрятаться в ванной, но почему-то сажусь рядом с утюгом и отвожу взгляд в другую сторону. Мне снова неуютно, скорей бы она ушла.

+1

7

Винифред это человек, который во избежание всякого прессинга со стороны сразу занимает оборонительную позицию и идет в атаку. Часто, конечно, это приводит к тому, что люди начинают ей отвечать тем же, но.
Барри сейчас поступил именно так. Винифред шумно вздохнула и покрутила пальцем у виска. Забавно, но ей не нравилось, когда с ней вели себя недолжным образом, пытаясь унизить. Сразу как-то выравнивалась в поведении, начинала либо продолжать грузить, либо выставляла себя выдержанной умняшкой и жертвой ситуации. Сейчас ей нравилось считать себя и первым, и вторым. А еще сюда можно добавить щепотку экзистенциальных проблем и конфликтологии, которая еще "Не всегда это плохо".
Подперев рукой голову, Винни наблюдала за чаепитием брата. Порой выдыхала сигаретный дым ему в лицо и стряхивала пепел мимо блюдца.  В доме было тихо и уютно, никто не кидал ей в спину идиотских предложений, не просил принести что-то из города или не закрывать собой телевизор, не садиться "на мое" место. Дневной свет приятно омывал захламленную кухоньку. Из приоткрытого окна было слышно одинокий рев коровы из пастбища и шелест листьев.
- Я ведь не сижу без дела, Барри. Один и тот же разговор каждый раз. И каждый раз я тебе говорю одну и ту же речь на которую ты мне отвечаешь одно и то же "иди работать". Я уже работала и знаю, что это нелегкий и часто бессмысленный труд с кучей налогов и вычитки из зарплаты. Так что... Я предпочитаю малый бизнес и, как это называется, теневую экономику, если ты понимаешь о чем я.
Винни иронично улыбнулась брату и затушила сигарету. Этот разговор изначально казался ей бессмысленным и воспринимался как очередной стратегический ход по защите своей тонкой душевной. Она так считала. Иначе к чему еще можно было вот так внезапно перейти на тему заработка с темы сексуальных навыков?..
- Слушай, а ведь и правда тихо сегодня. Никто не заебывает. Ну, кроме тебя, братик.
Винни попыталася сконцентрироваться и выйти на связь с другим миром, услышать их. Спустя полторы минуты тщетных попыток, оставила это дело. Она была в недоумении. С одной стороны присутствовало облегчение, словно Ви скинула с плеч груз, который тащила на себе годами, с другой - непонимание происходящего.
- Я-то думаю, почему у меня настроение такое хорошее и ничего почти не раздражает! - на эмоциях немного пискляво вскрикнула Ви. - Эти старые ублюдки постоянно меня напрягают с каким-то делом. Я как-то раз даже подумала экзорциста сюда привести или еще какого религиозного фанатика. пусть бы тут помахал кадилом с тихим пиздежем себе под нос.
Винни так воодушевилась, что совсем выкинула из головы проблему Барри. Тем более, когда в дверях увидела Веру.
- Прикинь, - подходя к девушке и сходу приобнимая ее за талию весело завела свою речь Ви, - эта придурь слышит голоса, - кивок в сторону Барри, - а я нихрена не слышу. Только, может, муканье соседских коров.   
Винни говорит что-то еще. Она не замечает хмурого лица Веры, не спрашивает что у нее случилось. Только клеилась и не прекращая рассказывала, хохотала.  Ее речь обрывается после звонкого удара по лицу. Вера убирает со своей задницы руку Винни, заламывая ее.
- Ну и зачем ты это сделала? - холодно спрашивает, выкручивая руку.
Винни не понимает о чем речь, корчится от боли, пытаясь балансировать, чтобы не упасть.
- Что ты несешь, истеричка? Отпусти меня! - вопит в ответ, искренне не понимая о чем речь.
- Мы ведь договаривались с тобой, Винни. Или ты уже забыла? Мы ведь договаривались, что ты ничего не станешь предпринимать, пока не обсудишь это со мной? Ты хоть знаешь в какой заднице я теперь из-за тебя оказалась?
Вера отпускает руку, с силой пиная Винифред ногой под зад. Та падает, больно ударяясь коленками о пол. Хоуг молча садится на пол, потирая забитые места. Кажется, она начинает понимать в чем дело. Вмиг посерьезнев, она с презрением смотрит снизу вверх на свою подругу.
- И стоило разводить такую драму? Не могла дождаться пока я сама к тебе приду, или вдруг полюбила выяснение отношений на публику? - она кивает в сторону брата, намекая на неуместность разговора. - Я по-твоему тупая дура, которая не отдает себе отчет в своих действиях?
Вместо устного ответа Вера снова пинает Винифред, попадая по ребрам. Какое-то время Винни не реагирует, смотрит в пол перед собой.  Ей почему-то смешно. Она думает, что Вера паникерша и не такая уж пробивная и "маргинальная" как любила о себе говорить. С Хельгой в свое время они договаривались быстрее и с полуслова, соглашаюсь на любые авантюры. Да что там. С Хельгой они объездили практически все забитые уголки полуострова, попадая в не самые лучшие ситуации. А эта испугалась самой идеи и возможных последствий. Вере не нравились экзорцисты, она была против всякого вмешательства в загробный мир, боялась последствий. Возможно, в прошлом у нее была история связанная с этой ситуации, но у кого ее нет?..
Винни всего пару раз брала девушку с собой на работу. В первый раз та просто смотрела, наблюдала как и что нужно делать. Во вреям второй вылазки растерялась, особенно когда поняла, что призрака действительно придется изгнать. Она совершенно не умела ладить с людьми, подстраиваться под ситуацию, не понимала, где можно валять дурака, а где стоит действовать. Ей даже не хватало смелости подхватить с собой из хозяйского дома какое-нибудь колечко, что неправильно лежит. Что ей нравилось, так это читать свои книжечки, курить с меланхоличным лицом и размышлять на разные пространственные темы в деморализованном контексте. Винни было плевать, она с большим удовольствием завалила бы ту в постель или осуществила планы на практике, но минусы женского мозга на лицо.
Сейчас же она получала по лицу, за то что не без помощи третьих лит отправила одну неживую особь на тот свет, подставила человека и ввязалась в некоторую скользкую, но прибыльную ситуацию, захватив с собой Веру. Девушка искренне не понимала почему ее подруга так обеспокоена. Ей ведь даже терять нечего, если все прогорит. Что у нее есть? Комната в забитом районе и пособие? Или здесь были еще какие-то причины, о которых Хоуг не догадывалась? Винни может и считала ту немного инфантильной, витающей в своих облаках, но не думала, что все так запущено. Выходит, Вера обычная избалованная дурнушка, которая не хочет, чтобы ее вытаскивали из своей зоны комфорта. А эта ситуация с "рукопашкой" вообще поражала своей неадекватностью. Все эти мысли в какой-то момент жутко разозлили Винни, она сидела на полу и с презрением смотрела как Вера ходит по дому кругами.
- Ты жалкая позерша, Верушка. Вот ты кто. Живешь в своем отстойничке,  витаешь в выдуманных мирах, пытаешься быть на кого-то похожей, оттачивать образ. Может, ты когда сюда шла тоже все наперед продумала? Как будешь лупить меня своими костлявыми ножками и картинно закатывать глаза, а? - Винни опираясь на локти разлеглась на полу, с ироничной улыбкой  сладким голосом говорила все, что думает. - Тебе так удобно винить кого-то во всех своих несчастьях, да? Не пробовала поднять костлявую жопу и начать что-то делать? Или твой потолок это чужие литературные высеры, общага и пособие? С чего вообще вдруг такая правильность? Захотела остаться чистенькой, а? Чтобы и бумажечки плыли и совесть чистая? Уж не знаю, где такое бывает, но пошла-ка ты нахуй отсюда. И чтобы я больше тебя не видела желательно.
В этот момент все и случилось.

Отредактировано Winifred Haug (2014-09-04 08:14:40)

+1

8

Они начали спорить, ругаться, Вера толкнула Винифред, повалив ее на пол. Я вздрогнул, испуганно смотря на них. Мне всегда казалось, что эта Вера довольно спокойная особа, но, видимо, я ошибался. Какие-то деньги и прочее. Получается, Винифред все-таки зарабатывала, но никогда не приносила деньги в дом, да и еще у меня деньги брала. Та еще сука. Винифред же своей речью только подливала масла в огонь. Вера злилась сильнее, пихала ее, пинала, а я же только вздрагивал, боясь предпринять что-нибудь. Как-то попытался раскрыть рот и попытаться ее остановить, но Вера пнула Винифред, поэтому я решил молчать и стараться быть невидимым. Может, они сейчас поругаются и угомоняться, но нет, они даже и не собирались заканчивать. Вера села на Винифред, она начала бить ее кулаками, что привело меня в замешательство. С одной стороны, мне совсем не хотелось их трогать, с другой стороны, она сейчас избивала мою сестру, поэтому оставаться равнодушным совсем как-то неправильно. Учитывая то, что между нами произошло ночью. Вообще это должно было как-то нас сблизить, что ли.
Все же решил помочь Винифред, поэтому схватил сломанный утюг с дивана, подбежал к ним и треснул Веру по голове утюгом. Девушка сразу же перестала бить Винифред и упала на пол, на утюге остался красный след. Я не стал его рассматривать и сразу же бросил утюг. К сожалению, бросил его на Веру. Он ударил ее по затылку еще раз. Подумал, что девушка просто потеряла сознание и вскоре очнется, поэтому не стал даже переживать по этому поводу.
- Что за хрень сейчас произошла? – поднимая с пола Винифред, - она на тебя накинулась, начала избивать, требовать какие-то деньги.
Я, конечно, знал, что Винифред мне почти ничего не рассказывает о своей жизни, но не до такой же степени. Да, иногда она намекает, что подрабатывает, так сказать, не самым честным трудом, но не до такой же степени. Нужно будет как-нибудь зайти в ее комнату и все внимательней осмотреть. Возможно, я найду у нее деньги. Получается, ей у меня воровать можно, так почему мне нельзя у нее? Все честно. Мне тоже иногда требуются деньги. Коров доить все равно не умею.
- Ладно, нужно привести в чувства твою любовницу, - наполняя стакан с холодной водой, - и спрячься лучше, а то набросится.
Переворачиваю Веру на спину и выливаю ей на лицо холодную воду. Вера не двигается, никак не реагирует на мои действия. Это начинает пугать. Да, конечно, образовалась небольшая лужа крови после удара утюгом, но ведь после этого выживают, да?
Я никогда не видел трупов. Никогда. Ну, если не считать фильмов ужасов, поэтому вся эта ситуация меня начала пугать. Я ударил Веру в бок, но та все равно не двигалась. Прикрыв рот ладонью, испуганно взглянул на Винифред. Все же это она общается с умершими, ей лучше знать, что делать дальше. Я еще несколько раз ударил ее ногой в бок, пытаясь удостовериться, что она мертва. После этого замолчал на несколько минут, пытаясь собраться с мыслями. То пятно на утюге было ее мозгами?
- Винифред, - тихо, голос дрожит, - я, кажется, убил ее. Твою же мать. Что делать, Винни? Что нам делать? Она же мертвая, понимаешь, да? Совсем мертвая. Труп!
Сначала неожиданный приезд родителей, секс с сестрой, голоса умерших, а теперь и мертвая подружка моей сестры.
- Нам нужно как-то избавиться от нее, - пытаюсь вспомнить фильмы ужасов, - может, во дворе? Закопаем ее. Или у тебя есть предложения?
Руки дрожат.

+1

9

Она стоит возле  стены, опираясь о дверной косяк. В голове все смешалось, кожу саднит, любимая футболка купленная за 3 фунта в пятнах крови. На грязном  полу  бездыханное тело взбесившейся флегматичной (!) подружки. Парадигмы рушатся, все вдруг не так как было прежде. Думая об этом, Винифред начинает нервно смеяться. Это ведь так забавно, это ведь еще одно странное стечение обстоятельств, которое ни к чему хорошему не приведет. Скорее, загонит еще глубже в клоаку бытия. Это прямой путь в касту неприкасаемых.
- Ты... ты что вообще делаешь, придурок? Какого хуя ты огрел эту дуру по голове утюгом, если ее можно было просто оттащить, мудак? Зачем ты вообще вмешался? В тебе супергерой проснулся? Ну помахала бы своими костлявыми ручками и свалила бы, мне что в первый раз?!
Винни истерично низвергает свою тираду. У нее изодрана шея, руки, а на лице гематома под глазом и разбита губа.
Она подходит к телу, отталкивая брата, садится возле него и пытается вспомнить где обычно проверяют пульс. Попробывала на запястье. Попробовала на шее. Наклонилась к груди в попытке услышать сердцебиение, но снова ничего.  Вспомнив о трюке с зеркальцем, Винни удалилась к себе в спальню в поисках косметички Пегги. Там точно должно было быть что-то такое. Когда же вернулась, застала брата за картиной.
- Что ты, блядь, делаешь? - возмутилась Винни, глядя как тот пинает тело. - Съебись нахуй отсюда, ради бога! - злостно шипит, стараясь не выдать панику и дрожь в руках. Снова склоняется над телом, подносит зеркальце к губам. Ничего. Это "ничего" звучит как приговор. Винифред швыряет пудру о стену и закрыв лицо руками, тяжело дышит. Мысли несутся. Она думает. Думает, что у Веры не так уж много родных и близких. Думает о том, что у нее кроме бывшего парня совсем нет друзей. Думает, что о ней никто не вспомнит. Разве что девушка из центра занятости, которая раз в месяц пыталась отправить ее на новое место работы, вежливо улыбаясь. Сама того не осознавая, Винифред боится, что девушка станет призраком. Даже не боится, скорее, не хочет. Она нарушит их и без того скудную "Зону комфорта". Нет. Так не должно быть.
- Нам нужно лопата, Барри! Но... я не знаю, - взгляд в сторону тела, - это нужно сделать незаметно. И побыстрее, пока она еще не вышла из своего тела и не начала нашептывать мне... то есть тебе на ухо проклены.
Винни смотрит на девушку. Она выглядит так, словно спит или упала в обморок. А вокруг томатный сок или кетчуп. Не долго думая, Ви начинает раздевать Веру.
- Помоги мне, - говорит она брату, - подними ее и держи, пока я сниму с нее кофту. Только не запачкайся. Подожди... давай, наверное, чтобы не запачкался наденем ей на голову что-нибудь, - С этими словами она быстро бежит в кухню, возвращаясь назад с мусорным пакетом, - вот.
Общими усилиями они усадили Веру, словно тряпичную куклу, надели ей на голову пакет, а затем завязали его  на шее узлом, чтобы кровь не стекала по ней. 
- Барри, это плохой день, - вытирая лужу крови одежной обнаженного трупа, говорит Винни. - Идея секса с тобой уже не кажется мне такой плохой. Это, мать его, лучшее, что сегодня со мной случилось! - выжимая  кровь в ведро с водой.  Какое-то время девушка просто сидит на полу, глядя на свои руки. Ситуация кажется настолько нереальной, что страх практически неощутим. Сплошная тормозная реакция.
- Нужно позвонить Пегги. Ее не должно здесь быть еще как минимум сутки. Я не хочу никого видеть. И я не хочу видеть эту мертвую хуйню в нашем доме. Барри, ты же не слышишь ее, да? Она не призрак?

Отредактировано Winifred Haug (2014-09-06 14:29:42)

0

10

Это ужасно. Я никогда не убивал людей. Хотя, впрочем, еще вчера я не мог и подумать о сексе с сестрой и о появлении способностей медиума. Это слишком неожиданно. Слишком странно и страшно.
- Я же не хотел, я всего лишь пытался защитить тебя, - оправдываясь, а руки дрожат,  - твою мать, как все плохо. Плохо. Просто ужасно!
Голос дрожит, кажется, это та самая истерика. Нас могли поймать, засадить в тюрьму, но мы ведь не заслуживаем этого. Это же самооборона. Всего лишь. Почему сегодня все так плохо? Винифред вообще раздевает ее, но меня сейчас даже не волнует ее обнаженное тело. Она, сука, мертвая. Она ведь может стать призраком, начнет угрожать мне на ухо и прочее. Это еще хуже, чем просто мертвая девушка. Не отвожу взгляда от сестры, будто пытаясь найти в ней какую-то поддержку и получить указания для дальнейших действий. Она не так растерялась, как я. Думаю, она понимает, что делает. Вот жили мы здесь одни. Никого не трогали. Ругались, ссорились, типичная семейная жизнь. Потом появилась Пегги, после Вера, а теперь мы спим друг с другом и убили Веру. Меня больше устраивало наша жизнь в Гласто. Да, там были свои трудности, но не такие же проблемы, как дохлая девка.
- Она молчит, - пожимая плечами, - ну, то есть, ты поняла меня, да? Она еще не призрак. Мертва, вроде как, совсем. Нужно скорее с ней что-то сделать.
До этого я держал ее, чтобы Винни смогла раздеть Веру, надеть ей на голову пакет, да и еще кровь протереть, теперь же я роняю мертвое тело на пол, хорошо, что у нее пакет на голове, а то бы снова пол запачкала кровью. Насчет Пегги я ничего не ответил. Все же это не моя подруга, я с ней вообще стараюсь не разговаривать и не сталкиваться. Она меня пугает. Постоянно смеется. Ее смех похож на лошадиное ржанье. Внешне, конечно, ничего, но не очень умная. Винифред ей еще не самый лучший пример подает. И что с ней станет лет через пять?
Помню, что Винифред говорила про лопату. Нужно закопать ее во дворе. Может,  тогда о ней никто и не вспомнит. Одежду можно сжечь, кровь Винни сама оттереть может. Мне же нужно только закопать. Главное, чтобы кто-нибудь не решил заглянуть к нам, а то вдруг. Заходят гости, а я копаю могилу, сестра полы драит, где-то валяется труп. Замечательно. Хотя бы призраки молчат, да и Вера пока еще им не стала. Надеюсь, похоронив ее глубже, она им не станет никогда, а на ее могила зарастет травой, ее затопчут коровы и прочее.
Все же удалось найти лопату, осталось только выбрать место.
- Смотри за ней, - почему-то мне казалось, что она может ожить, как в фильмах ужасов, - а я пойду копать.
Решительно сжимал лопату в руках. Я же смогу. Мне нужно это сделать, иначе пострадаю не только я, но и еще сестра. Родители вряд ли будут вытаскивать нас из тюрьмы, поэтому придется выкручиваться как-то самим. Ладно. Справимся.
Могилу старался выкопать глубокую, но руки начали уставать. Такое обычно делают несколько человек, а здесь я один. Сложно это все-таки. На создание неглубокой могилы для трупа Вера потребовалось около часа. Учитывая, что я успевал отдыхать, сидя возле могилы. Винифред же, надеюсь, занималась этим временем трупом.
Вернувшись в дом, подхватил Веру на руки, к счастью, она оказалась не такой тяжелой, да и еще толком разложиться не успела. Я быстро бросил ее в могилу, оказывается, что Вера не такая уж низкая, какой мне казалось. Ее ноги не влезали, поэтому пришлось самому поджать ей ноги, чтобы она туда как-нибудь поместилась.
- Винифред, - тяжело вздохнув, - давай закапывай ее, а я немного отдохну. Я устал.
Отвернулся к ней спиной и побрел в дом, там лег на диван и прикрыл глаза. Руки были все в грязи, но мне совсем не хотелось вставать. Я все еще никак не могу осознать случившееся. Слишком многое произошло за один день. Это сложно. Нужно привыкнуть к сексу с сестрой, призракам и к убийству. Я – Барри, который немного социофоб, а теперь еще и убийца.

+1

11

Винни стояла над ямой, сосредоточенно рассматривая свою любовницу. Ей хотелось вспомнить что-нибудь важное, то, что связывало их, объединяло. Но вместо этого в мысли приходило лишь то воспоминание в котором они нашли бумажник с десятью фунтами. Их отношения были такими же потрепанными и потерянными, как тот кошелек - непримечательный с виду, бедный нутром.
Вздохнув, она бросила на Веру горсть земли и  расплакавшись. Скуля, начала быстро работать лопатой, практически не глядя в яму, где словно живая лежала ее мертвая Вера. Когда комья земли летят в лицо человека у которого еще и кровь не отступила, это страшнее, чем быть соучастником убийства или даже убийцей. Там был аффект, а здесь полная сознательность и отчет в своих действиях. И в какой-то момент она начинала думать, что закапывает саму себя и что ей уже никогда не выбраться. Ведь дальше будет только хуже.
Насквозь пропотевшая майка, капли пота сказывающиеся по лицу, слезы, грязные разводы. Винни сидела на коленях у ямы, опираясь о заступ и тяжело дышала. С ямы виднелись коленные чашечки и еще что-то блестящее, скорее всего молния кофты или кольцо. Она сглотнула вязкую слюну и начала загребать руками. Уже не плача, но все еще сокрушаясь, по-своему прощалась со своим бумажником с десятью фунтами. 
Когда работа была закончена, Винифред легла сверху и прикрыв глаза, думала о чем-то своем. Солнце светило в лицо, крона деревьев шатались под ветром, листья шелестели, а коровы мычали. Где-то сигналила машина и смеялись дети.Работал телевизор. Она бы так и осталась здесь, если бы не очередной шум и звук знакомого девичьего голоса. Приподнявшись на руках, она увидела стоящую в дверях Пегги. У той восторг сменялся страхом. Труп она не видела, она смотрела на окровавленную запачкавшуюся Винни, не до конца оттертое пятно крови на полу, ведро с красной жидкостью и чужие вещи в нем.  На полу у стены валялась разбитая пудреница.  Винни напряглась, пауза затянулась, а Пегги тем временем начала пятиться назад.
- Барри! - громко крикнула Ви своему брату, который по всей видимости ни о чем не подозревая дремал.

+1

12

Хотел расслабиться, отдохнуть и забыться. Пытался выкинуть из головы мысли о том, что произошло несколько минут назад. Я убил человека, а потом мы его еще и закопали во дворе. Конечно, такое тяжело забыть, но разве есть другие варианты? Все же защищал сестру, а она точно важнее, чем Вера. Винифред, должно быть, сейчас плачет над ее трупом. Как я знаю, они были довольно близки. Поплачет. Перестанет. Главное, чтобы никто не обнаружил труп Веры у нас во дворе. Казалось, что уже можно расслабиться. Вся грязная работа выполнена, теперь осталось делать вид, что ничего не произошло. Кажется, я даже начал дремать, но Винифред позвала меня. Пришлось без особо желания вставать с дивана и выходить во двор. Главное, не смотреть на свежую могилу. Нужно ее затоптать, что ли. Или траву посадить. Пускай зарастет. Оказывается, пока я дремал, вернулась Пегги, которая явно была ошарашена кровью и прочими прелестями, которые остались после схватки и убийства. Возможно, она и вовсе увидела труп во дворе.
Я не знал, что делать с ней. Вряд ли она адекватно воспримет новость о том, что мы убили девушку, а после закопали ее. Еще вызовет на нас полицию или пойдет к родителям. Нас посадят, а родители вряд ли будут платить за наши шалости. Утюга под рукой не было, я осматривался, пытаясь найти что-нибудь еще. Пегги стояла и с ужасом разглядывала кровь, ведро и другие разбитые вещи.  Я боялся, что она может сейчас взять и убежать, потом ищи ее по городу, надеясь, что она не успела все рассказать. Она же особа инфантильная. От нее можно ожидать многого. Пришлось оглушить ее единственной вазой, которая находилась дома. Кажется, это осталось от старых хозяев. Пыльная вся, грязная, мы до ее и не дотрагивались раньше, а сейчас она пригодилась. Пегги лежала без сознания на полу, я же пытался найти помощь у сестры.
- И что делать с ней? - указывая на Пегги, - только не говори, что ее тоже придется убить. Два трупа – слишком. Может, постараемся ей все объяснить, нет? А пока свяжем ее, чтобы не убежала.
Вот только чем ее связывать? Возможно, какие-нибудь веревки могли остаться от прошлых хозяев этого дома. Нужно заглянуть в подвал. В подвале же только тусклая лампа, при этом свете не очень удобно что-либо искать, поэтому на поиски потребовалось около пятнадцати минут. К счастью, за это время Пегги очнуться не успела, нам удалось ее связать и бросить на диван. Лицо ее прикрыл подушкой. Почему-то я надеялся, что она умрет сама по себе и нам не придется убивать ее лопатой, утюгом или чем-нибудь еще. Бывают же несчастные случаи. Или же подстроенные несчастные случаи.
- Так что дальше?  – сев рядом с Пегги, - слушай, может, накормишь ее чем-нибудь? Ты готовишь плохо, возможно, сможешь отравить ее. Будет несчастный случай.

+1

13

Винни присела рядом с диваном, прислонившись виском к подлокотнику. Перепачканная в землю, она думала о том, что кто-то над ними явно смеяться и такие деньки обычной серой жизнью среднего класса стремящегося к низам не предусмотрены. Винифред посмотрела на брата, который внешне казался спокойным и даже уверенным, видимо, после первого трупа, парень вошел в раж и ему теперь и горы по плечо. Она так и не поняла, шутил Барри или высказывал свои идеи на полном серьезе. Во всяком случае, воспринимала она их как раз таки всерьез.
- Она ничего не видела. Ты, Барри, зачем девушек бьешь? - сказала Ви, прежде чем подумала. - Мы могли бы все списать на шутку или хотя бы попытаться... А теперь у нас еще один труп, - всхлипывая и понижая тон пробубнила блондинка. - Меня ты тоже задушишь, как ненужного свидетеля, да?
Поджав колени к груди она снизу вверх смотрела на брата, ожидая ответа. Все рушилось, все было слишком не так даже для такой как она.
- Я, может, планов больших и не строила на будущее, не думала о том, как буду жить в красивом двухэтажном домике в пригороде с любящим мужем, который будет иметь зарплату выше среднего и хотеть от меня детей, но это, блядь, какой-то ебанный пиздец! У нас на заднем дворе труп моей любовницы, а в гостиной еще одна полуживая дурочка, которую ты...
На этом месте Винни поджала губу и затаила дыхание ловя на себе испуганный взгляд Пегги.
- Барри! - только и успела выкрикнуть она прежде чем Пегги сорвалась со своего места. Схватив девушку за ногу, Винни забралась на Пиглет, когда та упала, и приложила ее кулаком по лицу. Девушка вскрикнула, но сознание не потеряла, что повергло Хоуг в некоторую панику, так как она рассчитывала именно на такой исход. Тогда она схватила ее за шею, крепко сжав глотку.
- Заткни свой рот, идиотка
Пребывая в состоянии аффекта Хоуг начала бить Пегги затылком об пол до тех пор, пока та не отключилась, затем отползла в сторону Барри, и обняв как спасательный круг его ногу, жалостливо пробубнила:
- Мы ее отравим.

+1

14

- Тебя я убивать не буду, - смотря на Пегги, - ты моя сестра все же. Нельзя так. Мне же…понравилось тогда. Ну, ночью. Хотя я мало помню. Ты поняла меня, да?
С одной стороны это выглядело смешно, но с другой стороны довольно пугающе. Она только что утверждала, что мы не должны причинять вред несчастной Пегги, которая просто пришла не в то время, но тут же накидывается на нее, начинает бить кулаки. Это было странно. Я впервые видел ее такой злой. Неожиданно. Все же за столько лет совместной жизни мы до сих пор узнаем друг о друге что-то новое. Разные ситуации показывают людей с совершенно других сторон.
Она обнимала мою ногу, казалась очень испуганной. Я действительно видел ее такой впервые. Сразу же захотелось ее пожалеть. Она все же моя сестра и пережила так много за один день. Впрочем, мой день был насыщен такими же событиями, но я не был привязан к Вере или Пегги. Наоборот – больше не будет проблем. Больше не надо прятаться в комнате и бояться появиться в гостиной. Меньше лишних людей в доме пойдут нам на пользу. Обойдемся без маффинов, ничего страшного.
- Не проще ли ее просто убить? – какие у меня идеи, - ты ее только что избила. Она снова потеряла сознание. Вот смотри. Она очнется, а дальше что? Что ты ей скажешь? Будешь извиняться за то, что побила ее? Может, ее подушкой задушить? Я в сериале такое видел.
Нужно было с ней что-то делать. Впрочем, можно просто впихнуть ей в рот таблетки, а потом помочь ей все это запить. Почему бы и нет? Ужас день. Скорей бы он подошел к концу. Два трупа за день и один секс. Секс, конечно, хорошо, а вот трупы как-то не очень. Теперь я убийца. Моя сестра убийца. И вообще у меня был инцест. Как жить после этого? На кухне должны быть какие-нибудь таблетки. Хотя, конечно, когда я болею, то обычно денег на лекарство просто не хватает, а вдруг сейчас что-нибудь и есть. К сожалению, никак таблеток не оказалось. Вообще. Впрочем, на что можно надеяться в этом тебе? Как бы она потом тоже призраком не стало. Я еще понятия не имею, смогу ли избавиться от ненужных способностей. Слышать голос Пегги в голове совсем не хочется, я уже услышал дедов.
- У нас совсем нет никаких таблеток, - подойдя к Пегги, - нужно что-то делать. Может, и вправду попробовать ее задушить? Она все равно без сознания.
Сжав в руках подушку, пытаюсь задушить ей подругу сестры. Сам же жмурюсь, отворачиваюсь, все же это страшно. Руки снова дрожат. Я понятия не имею, как правильно душить людей.

+1

15

Если позднее их спросить, как они пришли ко всему этому, адекватного ответа можно и не дождаться. Человек в экстремальной ситуации подчас ведет себя так, как не способен в обычной жизни. Его работоспособность, мозговая активность на пике, а креативности хоть отбавляй. Или как еще можно объяснить поведение четы Хоуг, что в хаосе своих действий практически не совершала лишних движений. Удивительно, но они даже толком ничего не сломали, кроме уже сломанного и чужого. Бережливость ли, случайность или отсутствие материального достатка, что можно растрощить?
Джульбарс вел себя собрано, даже хладнокровно, пусть и аргументировал свои действия какой-то одной ему понятной логикой и прочими телевизионными передачами развлекательного характера. Винни же напротив повела себя как ведомый, взяв на себя всю девичью работу и роль в том числе. Убиралась, плакала, противоречила, обвиняла, затем сама избивала того, кого хотела спасти. Слова Барри про секс совсем загнали ее в тупик, но девушка молча кивнула. Сейчас ей было достаточно знать, что братец не разделает ее на "десерт", потому как она точно не смогла бы его убить. Вообще, получалось так, что в обыденной жизни первенство было за Винифред, а вот в сложных ситуациях, напротив, сестра пряталась за спину старшего брата. Забавно, но Хоуг младшая никогда не отличалась особенной смелостью  и желанием быть впереди планеты всей. Вместо этого она просто притягивала к себе идиотские ситуации своим дерзким поведением и необдуманными поступками.  Вот и сейчас она уже молча смотрела на  брата, забившись в угол. Руки после избиения рыжей саднили. Саму же девушку в это время пытались умертвить под шумок лотереи по телевизору. В какой-то момент Винифред не выдержала накала и оттащила брата от Пегги.
- Барри, не надо, - снова приплакивая пробубнила Винни. - Давай сделаем это... - она замолчала не договорив "по-другому", вместо этого в голове появилась картинка, как они бьют Пиглет молотком по гортани, в ушах даже прозвенел хрустящий звук. Отмахнувшись от этих мыслей, она закончила, - хотя нет, продолжай.

Отредактировано Winifred Haug (2014-09-19 08:14:18)

+1

16

Обычно в фильмах показывают, что нужно прижать подушку к лицу жертву и давить. Я давлю, но я не знаю, умирает ли она. Она и так без сознания, вроде как. И долго ей давить? Тут меня еще Винни останавливает. Она вообще ведет себя странно. Впрочем, как еще вести себя в такой ситуации? Тем более, если эта ее подруга, с которой она жила вместе. Она снова говорит, что не надо, но что тогда нам делать с ней? Ее нужно устранить. Однозначно. Другого выхода нет, к сожалению. Впрочем, Винифред соглашается со мной и говорит, что все же ее нужно продолжать душить. Я продолжил заниматься этим делом, но она, кажется, все никак не умирала. Я надавливал все сильнее, а сам продолжал морщиться. 
- Долго еще? – приоткрыв один глаз, - она умерла или как там, Винифред? Что должно произойти с ней, когда она умрет полностью?
Впрочем, я сам решил это проверить. Убрав подушку, я ударил ее по щеке ладонью со всей силой. Она не шевельнулась. Ударил еще раз. Никакой реакции. Все? Теперь можно хоронить?
- Кажется, - взглянув на сестру, - она того. Ну, умерла совсем. Что теперь с ней будем делать? Закапывать ее? В этот раз копаешь ты.
Мертвая, как мне кажется, Пегги, лежала и не шевелилась. Для полной уверенности я еще раз ударил ее. После еще. Тут я понял, что после этих ударов мне становится легче. Может, пока она еще валяется здесь, стоит отыграться на ней? Конечно, Винифред может посчитать меня извращенцем и вообще ненормальным, если я начну избивать ее уже мертвую подруга, уверяя сестру, что так нужно.
- Ладно, хватит, - убирая руки за спину, - нужно ее закопать. Может, лучше кинуть ее в одну могилу с Верой?
И тут мне в голову пришла идея: достать Веру, разрубить ее, а после закопать вместе с разрубленной Пегги. Так же их легче складывать. Или нет. Лучше не надо произносить это вслух. Это какие-то странные наклонности уже.

+1

17

Винифред сидела в своем углу и наблюдала за действиями Барри. В какой-то мемент она потеряла контроль над временем, которое стало несоразмерным. Сложно было понять сколько секунд (минут? часов?) прошло с последнего сказанного Барри слова. Она молча смотрела, как он расправлялся с девушкой. Сначала, конечно, отводила взгляд, а затем, словно в страхе пропустить инициацию, не отводила его. К бездыханному телу интерес был утерян, она смотрела на Барри. На рельеф мышц и выпирающие от давления вены, на лицо, позу. Смотрела, как двигаются его губы, когда тот говорил. Смотрела и на то, как он избивал уже мертвую несовершеннолетнюю девушку, что пережила своих родителей и так и не попала на выпускной бал. Кто знает, возможно ей повезло умереть, судя по тому, как она относилась к жизни и какой позиции придерживалась, ее максимум это - многодетная семья с муженьком лесорубом у которого залысина и вечно потные руки. В определенный момент Винни осознала, что ей нравится смотреть, как брат избивает девушку. Такая жестокость и аморальность ее возбуждала. Она даже вспомнила Хель, свою старую подругу с изувеченным лицом и затекшим глазом. Это, можно сказать, была ее первая практика интереса к женщинам и влюбленность, к несчастью, безответная. Винни очень нравилось ее израненное лицо, и она несознательно проводила параллели между двумя ситуациями находя в них одинаковую дозу отвратительно притягательного. Такое же "нечто" было и в Вере, во всяком случае, Хоуг так считала.
Облизнув пересохшие губы, девушка еще крепче прижала к груди колени, сжимая ноги. Она тупо смотрела на Барри, затем встала и молча пошла на задний двор, постояла там, не зная толком зачем здесь и вернулась обратно.
- Она не поместится, - констатировала Винни безучастным тоном. - И там сосед вышек к себе на участок. Видимо, снова теплицей заниматься надумал. Наверное, нам лучше подождать с этой, - кивок в сторону тела. После нахлынувших эмоций Винифред было некомфортно находиться в одной комнате с братом, она начала вести себя обособленно, словно ничего не произошло. - Спрячь ее, вдруг еще кто-то придет, - скомандовала Хоуг. - Я в душ. Нужно отмыться от всего этого дерьма.

Отредактировано Winifred Haug (2014-09-19 19:30:35)

+1

18

- И куда ее прятать? – указывая на Пегги, - в подвал, что ли, кинуть? Ладно, я что-нибудь придумаю.
Винифред ушла в душ, а я остался наедине с трупом. А она ведь и не очень похожа на мертвую Пегги. Видимо, еще не успела покрыться трупными пятнами, да и вообще разложение не успело начаться. Ничего так выглядит. Ей намного лучше, когда она молчит. К счастью, диван кровью не запачкан, поэтому ничего отмывать не придется, но вот с трупом нужно что-то делать. И куда ее? В подвал кидать? Мы все равно там не бываем, поэтому она может поваляться некоторое время в подвале. Ну и вонь там будет через некоторое время. И как ее потом оттуда выносить? Куда прятать? Впрочем, сейчас главное вынести ее из гостиной куда-нибудь далеко. Надеюсь, вонь из подвала не переберется в другие комнаты. Всю грязную работу мне. Спасибо, Винифред.
Взяв мертвую Пегги на руки, перекидываю ее через плечо, как мешок. А она легкая. Хотя бы что-то радует. Открываю дверь подвал и кидаю ее вниз. Слышится шум. Видимо, Пегги наткнулась на ступеньки. Сломала себе шею, спину, ногу, возможно, еще что-нибудь. Ладно, с ней разберемся потом. Нужно сказать Винни, что я закончил с Пегги.
- Винни, - стучась в дверь, - я кинул ее в подвал. Потом нужно придумать, что делать с ней дальше.
Вздох. Теперь остается ждать. Главное, чтобы не узнал о трупах. Вдруг родители снова захотят нас неожиданно навести или еще кто-нибудь. Будет не самый приятный сюрприз. Мою руки после двух трупов и возвращаюсь к дивану. Прикрываю глазу ладонь. Нужно расслабиться. Сделать вид, что ничего не было. Все хорошо. Никаких трупов. Ничего нет. Еще бы ведро с кровью убрать. Да и вообще убраться. Пускай этим занимается сестра. Я и так убил двух ее подруг. Убил. Замечательно. Я убийца. Сколько раз я об этом уже думал? И что же ждет дальше? Побег от полиции?  Переезд?

+1

19

За всей этой суетой никто толком и не заметил, как время перевалило за полдень. Винифред стояла в тесной ванной комнате где вся плитка на стенах была покрыта грибком и давно как потеряла свой былой белоснежный вид. В небольшое настенное зеркальце она рассматривала воспаленную кожу на лице. Глаз немного припух и покраснел. Тщательно вытерлась, вздохнула, пытаясь собраться с мыслями. Надев нижнее белье и какой-то старый свитер Барри вышла в гостиную, усевшись на диван, где дремал (или делал вид, что дремлет) Барри. Закинув на него ноги и отняв одну подушку, снова вздохнула и тоже прикрыла глаза. Все время ей казалось, что она что-то делает не так и реакции на такие вот грандиозные события в их жизни должны быть другими. А вместо этого она лежит на диване и с отсутствующим видом изучает потолок, словно после тяжелого рабочего дня. Сложно, конечно, было вот так сразу смириться с мыслью, что ее никто теперь ублажать не станет, не будет будить поцелуями или матерщиной по поводу отсутствия сигарет. Винни вспомнила, как однажды Берс читая в постели книгу случайно обронила содержимое пепельница (а там было немало) на спящую Хоуг.  Нетрудно догадаться кто конкретно отхватил проблем на свою голову, однако такие моменты грели. Открыв один глаз девушка посмотрела на брата. Сейчас ей было даже обидно, что она не помнит деталей прошлой ночи. Еще она думала о том, что сложно смотреть на брата, как на родственника, а не мужчину/сексуальный объект, после того, как его член побыл в ее руках и не только.
- У меня все болит. Я устала. Давай хоть на полчаса оставив эту тему с трупами. Ничего с ними не случится. Кому они вообще надо, - апатично бормотала Винни. - Веру и искать никто не будет, а вторая такая дурочка, что вполне могла, к примеру, уехать с какими-нибудь хиппи в кругосветное путешествие. Я хочу чая и побыть в горизонтальном положении.
Хлопнув Барри по ноге, нервно хохотнув добавила:
- На сегодня счет закрыт. Больше никого не убиваем, братец. И вообще. Как там наши призраки? Я все еще их не слышу. Надеюсь, это навсегда.

Отредактировано Winifred Haug (2014-09-20 20:55:30)

+1

20

Видимо, она сейчас не в лучшем состоянии. Она и понятно. Еще бы. Брат убил ее подругу и одну любовницу. Впрочем, найдет себе новых подруг и любовниц. Надеюсь, после этого случая с Пегги, она перестанет звать в наш дом лишних людей. Нужно сделать чай, просит же. Может, от этого ей  станет хотя бы немного лучше. Есть ли у нас вообще в доме чай? Вчера, кажется, мы что-то такое покупали. Возможно, я уже искал его этим утром, но такие мелочи быстро забываются, если после этого ты совершаешь два убийства, а после прячешь эти трупы.
- Призраки? – пожимаю плечами и встаю с дивана, - не знаю. Я их не слышу. Должно быть, они сейчас в другой комнате. Пегги тоже не слышу. Веру тоже. Надеюсь, они умерли и никогда не станут призраки. Хотя, знаешь, я слышал, что призраками как раз становятся после насильственной смерти. Ты все же каким-то способом отдала мне свою способность. Это, конечно, мелочь, но не очень радует.
Мелочь, если сравнивать с тем, что я убил людей.
Прохожу на кухню и оглядываю бардак. Мы так ничего и не убрали. Ведро бы с кровью вылить, ну да ладно, потом как-нибудь. Вздыхаю, пытаясь отыскать в этом мусоре хотя бы один чайный пакетик. Вот и он. Под ногой валяется. Скажу, что нашел его в ящике, она ничего и не заметит.
Все это время молчу, пытаясь как-то собраться с мыслями и подумать о чем-то более приятном. Как-то забыться, что ли. Может, пойти на работу в выходной день? Там я спрячусь среди стеллажей с книгами, буду подглядывать за неплохими консультантками. Возможно, это отвлечет меня от плохих мыслей. Можно, конечно, собраться и пойти куда-нибудь на природу. Вот только после того, как я сломал ногу и наткнулся на деревню с призраками, такие поездки стараюсь откладывать. Пока я пытался хотя бы что-нибудь решить, чайник вскипел. 
- Держи чай, - протягивая ей кружку, - без сахара только. Его я не нашел. Может, нам лучше сейчас сходить куда-нибудь? Отвлечься, что ли. У тебя деньги остались? У меня нет.

+1

21

А это Пост-Конец. В нем брат с сестрой жили долго, но несчастливо, пили чаи, вздыхали на костлявые трупы с заднего двора, периодически подрачивали в тесной ванной комнате, ленясь убирать после себя (особенно Барри), мечтали о карьерном росте и внезапно скончавшихся родственниках, что в предсмертной записке предают все свои средства нашей компашке. Барри и Винни, без сомнений, любили друг друга своей (пусть и странной) братско-сестринской любовью, всегда откладывали важные дела на потом, еще чаще на друг друга. Они не дрались за пульт телевизора (потому что у них его не было) и были готовы отдать остатки вчерашнего пива ближнему. Вот такая вот крепкая семья с необычной историей взаимоотношений и прочих секретиков.
...А потом Винни встала, переоделась и ушла к Стиву (у которого дед эпилептик с растрощенной коленной чашечкой) за таблетками. На своем пути она встретила немало странного. Например ее потрогали за сиськи, сказав, что ОНИ ЕСТЬ (!!), чему обладательница "буйков"(да?) несказанно обрадовалась, но эмоции скрыла.
Вот такой вот ниочемный ленивый Пост-Конец.
Конец.

0


Вы здесь » IDOLUM » БАЛЛАДА О БЕЛЫХ КРЫЛЬЯХ И АЛЫХ ЛЕПЕСТКАХ » содомия и другие приятности


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC