IDOLUM

Объявление

К сожалению, жизнь идолума подошла к концу. Ролевую мы не закрываем от пользователей. Вы можете доигрывать свои эпизоды, общаться и прочее. Мы просим прощения у игроков. Мы снова налажали и не смогли ничего исправить. Надеемся, что обязательно встретимся с вами где-нибудь еще. Можете ругать нас. Эмма, Сид и Веспер.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » IDOLUM » БАЛЛАДА О БЕЛЫХ КРЫЛЬЯХ И АЛЫХ ЛЕПЕСТКАХ » треш бывает разный, он как грибы


треш бывает разный, он как грибы

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

...Спустя два дня после последних событий.
Сказ о том, как брат с сестрой от трупов избавлялись, занимались волонтерской деятельностью, забирали у богатых и отдавали бедным, а потом мяли чужие простыни и оставляли синяки на парализованных ляжках.
Эпизод посвящен эпичному побегу из призрачного Эйвона.

Отредактировано Winifred Haug (2014-09-21 21:01:11)

0

2

Ее не было дома уже несколько дней. Она не сказала мне, куда ушла, да и я, впрочем, не спрашивал. Ушла и все. У нее свои дела, а у меня свои. Мы продолжали жить так, будто ничего не случилось. Будто в подвале не валяется мертвая Пегги, а во дворе Вера. Все нормально, если бы не поведение людей в городе. Они странные. Повсюду сирены, шум, а я не понимаю, что происходит. По телевизору показывали, что повсюду происходят акты вандализма. Люди чуть ли не с ума сходят. Видел, как возле нашего дома проезжала полицейская машина. И что она здесь забыла? Не трупы же она ищет. Слышал, что все уезжают из города, а я не могу уехать без сестры. Что с ней будет, если я уеду? Нельзя оставлять ее здесь одну, нужно дождаться или найти ее. Поэтому я как-то весь день провел в поисках Винифред. Даже прогулял работу. Ее нигде не было, впрочем, откуда мне вообще знать, где она обычно бывает? Поиски не дали результата. Вернулся домой, а там до сих пор мусор, ведро с кровью и трупы рядом. Нужно все это убрать. Слышал, что полиция заезжает дома и проверяет их. Если она заедет сюда, меня посадят за убийства. Тогда я никогда не уеду из города. Пришлось что-то делать с трупами. Сначала, конечно, пришлось убрать весь мусор и вылить ведро с кровью. Отмывал я это все утро. После пропажи Винифред почти не спал. Оставались трупы. Нельзя их так оставлять. Я, конечно, пытался как-то умять могилу Веру, но не вышло. Сосед уже уехал, а я посреди дня откапывал Веру. Откапав ее, занес в дом. По телевизору как раз показывали какой-то фильм, где мясник разделывал мясо. Почему бы и нет? Ее же можно разделать и отдать собакам, к примеру. Или вовсе сварить из нее суп! Так вот. Остаток вечера я провел в разделывании Веры и Пегги. Веру я разделывал медленно, да и вовсе с почти закрытыми глазами. Это ужасно. После пришлось сварить на ее костях суп. После этого пришлось повторить все это и с Пегги. Пегги далась легче, чем Вера. Возможно, потому что была уже второй, да и я понял, что и как нужно делать. Скорей бы это кончилось.
Только ближе к ночи я закончил варку супов. Вся кухня была в крови, но сначала я решил скормить часть костей собакам, а суп пришлось отнести «нуждающимся». Бомжам ведь некуда уезжать, поэтому суп пришлось отдать им. Не буду же я есть все это сам. Есть человечину это слишком, а вот нищим самое то, они же не знаю, что это за мясо такое. Одним словом, я отдал Веру и Пегги собакам и бомжам. Я безумно устал, да и еще кухню нужно было убрать. Винифред нигде нет, когда она вернется? Сколько же проблем, а я надеялся после убийств начать жить спокойно. Все становится только хуже, хотя, с другой стороны, я избавился от трупов. Я мало спал, поэтому дремал на ходу и постоянно зевал. Дома принял холодный душ и обнаженный лег на диван. Кухня подождет. Да, конечно, она вся в крови, но я отмою позже. Как-то и забыл про полицейских, которые навещают дома, да и про Винифред тоже забыл. Хотелось отдохнуть и не думать о плохом. Включив телевизор, почти сразу же провалился в сон.

+1

3

Вообще, Хоуг младшая не рассчитывала, что ее поход к другу за колесами затянется на несколько суток. Она, как обычно, свято верила в успех задуманного ею плана, проложенного маршрута, но при возникших на пути препятствиях сдалась и практически не сопротивляясь позволила втянуть себя в очередную историю. Всему виной был осязаемый призрак отличающийся красотой и не тронутым морщинами лицом. Парень был нервный, непосредственный и умел ненавязчиво говорить теплые слова и лапать за грудь холодными руками, кстати, тоже ненавязчиво. Призрак был растерян, явно не понимал, что с ним происходит, и как он вообще вышел за пределы своей клетки, а Винни уже под таблетками, да и надеялась, что Барри сам там все приберет, пока ее нет. После полуночных обжимок при свете фар одиноко проезжающих машин, они с Хэйми, так звали заблудшую душу, направились к кладбищу. Винни точно не знала зачем ему туда, но дорогу показать согласилась. Вообще, ей казалась очень уж идиотской идея идти на кладбище среди ночи будучи призраком. Винни не понимала зачем призраку на кладбище, если для него открыт такой простор действий и бесконечность времени. Хотя, логика мертвых ей всегда туго поддавалась. По ее мнению, они вели себя неадекватно. Как выяснилось позднее, одним кладбищем история не закончилась, к тому же осязаемых призраков становилось все больше. И у всех были вопросы, желания и прочие потребности. Эта голодная толпа явно требовала объяснений, и человека, которого можно выставить виноватым во всех бедах. Девочка с подбитым глазом подходила для этого как никто другой. Сначала Винни пыталась сопротивляться, но отхватила от какого-то мертвого негра с избыточным весом по ребрам и как-то сразу решила  быть сговорчивее.  Умереть после всего того, что было и еще может произойти от рук мертвого черномазого жирдяя не входило в ее планы. Благо, желания и ориентиры некоторых экземпляров не отличались особенной оригинальностью, так что некоторых призраков она отправила в дальний путь практически сразу, а вот с другими пришлось повозиться, в том числе и с Хэйми. Так как времени на размышления и переживания особенно не оставалось, то за Барри она вспоминала по минимуму. Единственное - переживала, что вот он там спит, в тепле и относительном уюте, с мертвыми женщинами, а она здесь с толстыми полуживыми идиотами бодрствует. 
К моменту возвращения домой Винни была морально и физически истощена, поэтому увидев голого Барри особенно не удивлялась и не разводила шумихи. Молча притащила покрывало из своей комнаты, укрыла и упала рядом, уткнувшись носом куда-то ему в подмышку.
Проспав часов пять, она проснулась от очередного залпа сирен, вышла на крыльцо и закурила. На улице уже порядком стемнело, было прохладно и сыро - стандартная английская погода. Выдыхая дым, Винифред думала о том, что и им бы стоило покинуть городок, но как это сделать, когда на заднем дворе два трупа. Что если тела найдут и начнут искать владельцев участка? Ведь на кого обычно думают в первую очередь? С этими мыслями она вошла в кухню и поморщилась от ударившего в нос запаха гнили. На столе валялся разделочный нож и доска. Еще больше Винифред впечатлил вид свисающей с ведра ленты кишек. оставалось только догадываться кому они принадлежат. Вера, Пегги? Не дожидаясь ответа от внутреннего голоса, Винни подошла ближе. Ей даже стало интересно, как это Барри пришел к такой тяжкой жизни. Присев, она рассматривала комки смеси в кишках, которая когда-то была едой. От ведра очень несло, поэтому практически сразу девушка отошла назад, принявшись приводить в порядок кухню. Нет, Барри, ведро все же на тебе,- думала Ви, с улыбкой глядя на спящего брата. Почему-то ей стало смешно.

Отредактировано Winifred Haug (2014-09-22 00:59:19)

+1

4

Я не почувствовал, что Винифред прилегла рядом. Слишком крепко спал. Разбудил меня только шум сирен на улице. Этот звук заставляет меня вздрагивать. Такое ощущение, что они сейчас остановятся именно возле нашего дома и захотят осмотреть его. Что я им скажу, когда они увидят на кухне кишки и прочие прелести, которые остались от двух девушек? Приоткрыв один глаз, оглядел комнату. Никого. Все в порядке. Машина проехала мимо. Можно дальше спокойно спать. Я был приятно удивлен, когда обнаружил на себе покрывало. Видимо, Винифред возвращалась домой. Снова ушла? Тяжело вздохнув, снова закрываю глаза и стараюсь провалиться в сон. Шум. По дому кто-то ходит. Все ясно. Она закончила свои прогулки по дому и решила вернуться домой. С кухни ужасно несет. Кишки? Винифред начинает убираться на кухне, я делаю вид, что до сих пор сплю, иначе она всю работу свалит на меня. Удивительно, что она спокойно отнеслась к тому, что вся кухня в крови ее подруг. С одной стороны, это даже забавно. Правда. Винифред убиралась на кухне, а я делал вид, что до сих пор сплю. К сожалению, я не выдержал, так как мне хотелось поинтересоваться у нее, где же она была несколько дней, когда все уезжают из города, да и нам бы не помешало.
- Ты где, мать твою, была несколько дней? – укутавшись в простынь, сажусь на диван, - я тебя искал по городу, а после мне пришлось как-то избавляться от трупов. Самому, понимаешь? Потому что ты решила свалить в очень неподходящий момент, Винифред. Всю самую гадкую работу оставила мне. В городе паника, думаю, пора и нам собирать вещи. Ты хотя бы деньги принесла или что-нибудь полезное? Нет? Как всегда?
Как же воняет. Морщусь. Нужно одеться. Возвращаюсь в свою комнату и нахожу старый свитер, который не мешало бы постирать, да и темные джинсы, в которых обычно на работу хожу. Лучше, чем вообще без одежды. Захожу на кухню и хватаю за руку сестру.
- Давай, - потянув ее за руку, - собирайся. Складывай свои вещи. Я еще не совсем понимаю, что происходит, но и нам пора уезжать.
Присмотревшись к Винифред, понимаю, что с ней что-то не так. И откуда у нее синяк под глазом? Где она вообще была?
- А это откуда? – указывая на глаз, - чем ты занималась все эти дни, пока я убирал дом и скармливал твоих подруг собакам.
Должно быть, я еще тот паникер, но мне совсем не нравится вся эта ситуация в городе. Сирены, уезжающие соседи. Что-то здесь не так. Вот только куда нам уезжать? К родителям? А деньги на билет? Нам нужно где-то найти деньги, которых у нас нет.
- Нам нужны деньги, если мы хотим уехать отсюда. Понимаешь, да? - внимательно смотря на сестру, - ты знаешь, где мы можем в кротчайший  срок достать деньги?
Я уже готов почти на любые действия. Трупы. Убийства. Работа мясником. Я хочу снова спокойно жить.

+1

5

Винифред чувствовала себя напортачившим домашним животным, которое сходило мимо лотка. Барри редко повышал на нее голос или напрямую диктовал свои правила, и уж тем более не применял силу. Ей вообще было странно осознавать, что он, оказывается, волновался, искал ее. Проще было принять тот факт, что он скормил Веру с Пегги собакам, чем то, что он не уехал из города без нее. Не скрывая удивления, Винифред потупив взгляд смотрела на то место, где Джульбарс схватил ее за руку. Она чувствовала тревогу, страх, что-то напоминающее блаженный трепет от мысли, что все же есть человек, которому не безразлично, что и как с ней происходит. Собравшись с мыслями, Винни тихо ответила:
- Синяк от Веры. Она ударила меня по лицу, - и высвободившись из хватки уже увереннее  добавила, - перед тем, как ты убил ее и приготовил. Я все вымыла, кстати. Ты молодец. Хорошая работа.
Кухня была относительно прибрана. Разводов крови и кусков сухожилия нигде больше не валялось, все отходы производства вместились в ведерке с кишками. Форточки в доме были открыты и запах понемногу выветривался. За все это время Винни ни разу не задумалась о том, что их поступок был аморален, противоестественен или омерзителен. Единственное, что ее кое-как волновало это возможность ответственности перед законом или, как вариант, самосуд родных и близких погибших девушек. И с первой, и со второй она была в достаточно близких отношения, но едва ли стала бы скучать уйди они от нее или променяй на кого другого. Единственным человеком к которому она была хоть сколько-то привязана был Барри, и то, объясняла это финансовым подкреплением и отсутствием родительского воспитания. Но, тут, пожалуй, стоит уточнить, что она, испытывая недоверие и отвращение к мужчинам, не была уверена в Барри, и его слова и поступок в целом был для нее чем-то вроде маленького приятного открытия. И будь девушка сентиментальнее, чем есть, заплакала бы или кинулась брату на шею.
Торопливо собирая самое необходимое, Винни думала о том, как им лучше убраться отсюда и куда.
- Это все из-за призраков. Люди бегут из-за них. По городу носится куча озлобленных (и не очень) осязаемых призрачных существ. Некоторые из них опасны, другие просто отвратительны, третьи ищут своих родственников или воруют детей, думая, что это их. Люди напуганы. -  Она говорила спокойно и размеренно, так, словно ничего не случилось. Поглощенная своими переживания, ее мало волновали какие-то там существа или трупы. - Собственно, из-за этого я так долго и отсутствовала. - Она подошла к брату и начала помогать ему складывать вещи. - Я ходила за таблетками к Стиву. Если тебе надо, у меня еще остались. Там добротное обезболивающее и еще какие-то таблетки от эпилепсии. У них забавные побочные эффекты.
Окинв взглядом комнату Ви улыбнулась. Прошел всего год с их переезда в Эйвон. И на была склонна считать, что их жизнь здесь была относительно спокойной и размеренной. И они думают, что какой-то один день сможет изменить мое мнение? Ну, да, конечно, щас. Просто это новый этап жизни. Чем больше болот мы обойдем, тем спокойнее будем реагировать на последующие ништяки. Быстрее познаем Дзен. А Вера...в конце концов, я могу завести себе вибратор или вон Барри тот же есть. Может, Барри даже лучше вибратора. Он же ничего так, и тело хорошее. Просто практика нужно и поощерение. Это ж как с собачками. Я у мамы читала в книгах. Главное практика и позитивные реакции. За каждый оргазм по запеченной курице или запеканке. Правда, я еще никогда не готовила. Как раз будет повод научиться, ага.
От таких мыслей Винифред стало смешно, вместе с этим она воодушевилась. Бросая хитрые взгялды на брата, она вдруг выпалила:
- Предлагаю устроить рейд по близлежащим домишкам. Нам ведь нужны деньги, братик? Я знаю где сбыть некоторые элементы быта, для драгоценностей тоже знакомый найдется.  Может  и одежда там получше будет, чем наша.
Не дожидаясь ответа, Винни ушла в свою комнату. Увидев там валяющиеся в беспорядке вещи Пегги, надела ее новенькие джинсы и свою  футболку с какими-то супергероями, на ноги ботинки, зная, что путь не короткий. Достав из дальней полку чужую косметичку, которая так же, как и все другое,  ваялась в хаосе, принялась замазывать свой синяк тональным кремом и прочими женскими штучками. Думала закончить "макияж", но Винни оказалась слишком ленива и не усидчива для такого.
... Они шли по улице, держась подальше от центральной улицы. Сначала Винни хотела заглянуть "в гости" к тем, кого знает, чтобы не попасть на кого-то агрессивного и с битой, но потом ее внимание привлек одиноко возвышающийся трехэтажный дом в конце улицы. Ставни были раскрыты, лужайка заросшая, но в остальном дом был в очень неплохом состоянии.
- Пошли посмотрим, что там? - азартно предложила Винни.- Однажды и мы будем жить в таком... ну, возможно. А может и не будем. В общем, пошли.
Дверь оказалась заперта, что в общем-то ни сколько не удивило и не остановило Винифред. На это она только улыбнулась, цокнула языком и в очередной раз хитро улыбнулась Барри пребывая в  некотором приподнятом настроении.
- Главный мой плюс, братик, это умение открывать консервы, бутылки и прочие замки ножом и другими непредусмотренными для этого предметами. Но наш хиленький замок мы  и ножичком сможем, волноваться нечего.
Повозившись некоторое время над замком, они вес же оказались внутри, теперь уже не сомневаясь в том, что дом жилой и в нем есть, что присвоить.
- Мило.

Отредактировано Winifred Haug (2014-09-22 22:37:44)

+1

6

Оказывается, по городу бегают призраки. Может, все эти странности и передали мне способность? Раньше же ничего не было. Да и призраки по городу не бегали. Видимо, произошло что-то такое, что побудило обычных людей стать медиумами, а призраков обрести более осязаемую оболочку. Кстати, а где тогда наши старики? Может, они давно уже сбежали, когда появилась возможность? Дебоширят в городе. Они же у нас оба со странностями. Хотя один не покидает дом даже в Самайн, странно все это. Призраки странно. Способности странно. Винифред предлагает таблетки, я только отрицательно качаю головой и морщу лицо. Никогда не принимал то, что она принимает. Возможно, просто боюсь. Хотя чего мне уже бояться? Девушек убил, трупы закапал, потом откапал, а после вовсе собакам скормил. И после такого я боюсь попробовать какие-то таблетки? Почему-то я не отказался, когда Винифред предложила заняться мародерством. Если люди действительно в панике, то у нас есть шанс найти сбережения. Все же мы должны как-то уехать из города. Я успокаиваю себя мыслью о том, что мародерство наш последний шанс сбежать из этого города. Надеюсь, что не все забрали с собой драгоценности и прочее. Возможно, кто-то даже деньги оставил.
- Винифред, - осторожно входя в дом, - а ты так часто проникаешь в чужие дома? Вижу, у тебя опыт в этом деле есть.
Разглядываю дом. Вещи нетронуты, а где же жильцы? Дом закрыт, тишина. Может, они спали? Хотя невозможно спать в таком ужасном шуме, который творится на улице. Кажется, будто апокалипсис наступил. Все кричат, бегут, спотыкаются. С одной стороны, на это даже забавно смотреть. Впервые вижу, чтобы люди были в такой панике. Настоящей панике, а не такой, которую показывают в кино.
Тяжело вздохнув, осматриваю глазами дом. Несколько этажей. Неплохой такой внутри. Видимо, они живут точно лучше, чем мы. Но им повезет сегодня меньше.
- Ты держи наготове нож, - разглядывая новый телевизор в гостиной, - возможно, нам придется применить его в деле. Ты же поняла, о чем я, да?
В гостиной я нашел женские украшения. Уже неплохо, тем более, если Винифред действительно знает, куда все это добро можно сбыть. Пора бы перебраться и в другую комнату. Спрятав все безделушки в карман, открываю одну из комнат.
Возле окна сидит девушка. Возможно, где-то одного возраста с моей сестрой. Сидит на инвалидной коляске. Внешне ничего так, если не обращать внимания на прочие недостатки. Она явно не ожидала нас здесь увидеть. По привычке пытаюсь найти что-то тяжелое, чтобы кинуть в нее. Видимо, это уже привычка такая. Кидаться в людей тяжелыми предметами, надеясь, что они больше не встанут.
- Тут девушка, - крикнув, - она инвалид. Что с ней делать?
Я и вправду не знал, что с ней делать. Убить? Да куда она все равно денется? Не будет же она верещать. Даже если она закричит, то в такой суматохе ее вряд ли кто-то услышит. На улице полно других кричащих людей. Призраки неслабо так бушуют на улице. Еще бы. Такая свобода. Нервно улыбнувшись инвалидке, подхожу к ней ближе. Надеюсь, в руках у нее нет ножа или еще чего-нибудь такого. Не хочу умирать, а вот насчет нее даже не знаю. Ей, возможно, и придется. Я бы ее не трогал. Оставил сидеть здесь, вот только бы оглушил чем-нибудь на первое время. Вот только под рукой ничего такого нет. А жаль.

+1

7

Винни стояла в дверях с улыбкой наблюдая за Барри. На все вопросы она только пожимала плечами. Не сказать, что она часто незаконно проникала в чужие дома, ее туда, все же, приглашали по согласию, и уже после, не брезгуя гостеприимством, она тянула все, что не так лежит у своих друзей. Талант был открыт случайно, когда их с Хель заперли в сарае. Уже после Ви ради интереса и собственной безопасности практиковала взлом.
- Нож... - она посмотрела на руку, в которой была сжата рукоять. От такого ножа было бы очень неприятно умирать. Лучше сразу перерезать горло или засадить в глаз. 
-... Что с ней делать?
Засадить в глаз.
Она поднимается к брату, особенно не разглядывая домашнюю утварь. По правде, Винифред не любила такой вылизанный стерильный уют в светлых тонах. Ей казалось, что живи она в такой чистоте, сразу сошла бы с ума.
Присев напротив инвалидного кресла Винни снизу вверх улыбнулась новой знакомой. У девушки были красивые длинные волосы заплетенные в косу, и светлые, почти прозрачные глаза. Она  молчала и была напугана. Винни не понимала от чего конкретно этот страх, ведь по идее, она должна радоваться им. Эти люди смогут забрать ее с опасной местности и позднее передать близким или в полицейский участок, где о ней позаботятся. 
На вздохе Хоуг опускает взгляд ниже. Удивительно. Такая симпатичная, с хорошим телом, а ходит в памперсы под себя.  Будь она дееспособна, у нее было бы много поклонников и поклонниц.
Кротко улыбаясь, Винни словно в трансе подняла руку и провела ею по волосам калеки, крепко обхватывая заплетенные волосы, не спеша срезала пуговки с нарядной рубашки ножом. Так же поступила с  бюстгальтером. Когда девушка начала суетиться, Хоуг только крепче схватила ее за волосы, намотав пучок на руку.
- Я осмотрелась в доме немного, здесь вроде никого нет, - безэмоционально выговорила сестра, думая в этот момент о своем, а конкретнее о той самой сексуальной практике. Только вместо курей и запеканок в этот раз калека.
- Милая, ты ведь не обделалась там, а? - подойдя плотнее к креслу. - Было бы очень неприятно. Мы, может, и не самые чистоплотные, но таких извращений за нами вроде не водится.
Девушка ничего не ответила, только тихо заплакала, дрожа всем телом. Винни даже огорчилась в некоторой степени. Может, она даун или немая? Или уже давно хотела, чтобы ее трахнули и теперь плачет от счастья?
- Кстати, а вы, калеки, там внизу что-то чувствуете? Не поверю, что ты не мастурбируешь. Для больной ты выглядишь не очень несчастной. - А затем она обратилась к Барри, - ну что, братик? Хочешь ее? У тебя есть уникальная возможность трахнуть инвалида и повысить свой уровень сексуальной образованности. Может тебе сегодня даже яйца оближут, если не откусит, конечно. Но я думаю, что не откусит. Она же хорошая девочка.

Отредактировано Winifred Haug (2014-09-23 08:31:45)

+1

8

Они меня пугали. Меня пугала Винифред с предложениями засадить этой девушке. Меня пугала девушка, которая молчала и почти никак не реагировала на наши действия. Она все же девушка, которая смотрит на меня. Адекватно, без всяких стеснений и неудобств, я воспринимаю только взгляд собственной сестры. Остальные девушки меня начинают автоматически пугать. Будь они слишком страшными или даже калеками, как, к примеру, вот эта. Я, конечно, порезал двух девушек и скормил их собакам, но к такому я явно не был готов. Совсем. Это меня пугало. И что я с ней буду делать?
- Мне как-то не очень нравится твоя идея, - поморщившись, - она все в кресле. И вообще. Это странно. Может, лучше пойдем отсюда? Ты собрала все нужное? Я уже прихватил всякие украшения. Этого будет достаточно?
Беру Винифред за руку и опускаю руку на свой карман, который набит золотыми браслетами, кулонами, кольцами и прочим. Стараюсь не смотреть на девушку, которая сидит рядом. У нее столько украшений в доме, а сама она не двигается. Зачем ей они? Кому она собирается показывать их? Они нам нужнее. Тем более, девушка явно не собирается уходить из города, а мы собираемся. Думаю, она даже полицию не будет вызывать. Должно быть, у нее какие-то проблемы с головой, поэтому она молчит и ей явно не очень интересно происходящее. Она только раз дернулась, когда Винифред схватила ее за волосы.
А у нее оказалась неплохая грудь, у калеки этой, но все же мне хочется поскорее сбежать из города, а не заниматься изнасилованием инвалидом. Конечно, если бы она была нормальной, то есть могла бы ходить, кричать и прочее, то я бы еще подумал об этом. А так. Сжал ладонь сестры, свободной рукой попытался отобрать у нее нож.
- Может, ты лучше сама с ней как-нибудь развлечешься? – оттаскивая сестру, - а я постою за дверью, если хочешь. Я хочу поскорее уехать, правда. Продадим краденое, уедем в другую страну, купим себе дом. Может, даже лучше, чем прежний. Забудем обо всем, что здесь натворили. Попытаемся забыть.
Трупы найти не должны, полиция тоже не должна нас найти. У нас есть и вправду неплохой шанс уехать из страны, сделав вид, что ничего не произошло. Конечно, родители будут нас искать. Точнее, вспомнят о нас лет через пять, но тогда будет уже поздно. У нас же даже мобильных телефонов нет, мы живем отвратительно. Нищета, да и только. Нужно побольше украсть. У нас будет больше денег. Мы сможем купить себе действительно хороший дом. Возможно, у нас будет все хорошо.

+1

9

Она считала, что брат ведет себя странно. Перед ним нагая, буквально обездвиженная юная особь, она не готова отдаться, но и противится не сможет. Винифред старалась вникнуть в логику такого поступка, но не могла. Ею правили эмоции и воспоминания о собственном изнасиловании. Ей тогда никто не помог. Все было нелепо. Обычный удар по затылку, заломленные за спину руки, резкая боль и пыхтение у уха. Вот и вся драма. Ее насильник был пьян, быстро кончил, выкинул школьницу в мусорный контейнер и ушел. Наверное, сейчас он даже не вспоминает о своем развлечении во время очередного фестиваля в Гласто. От такой несоразмерности, несопоставимость правды Винифред начинало ломать. Внутри все гнило от злости и обиды. Сжав губы она хмуро смотрела на девушку в коляске. Ее рука лежала под рукой Барри на кармане с украшениями. Когда брат говорил, она только и позволяла уголкам губ дергаться, сдерживая насмешки.
- Неужели ты не хочешь ее? - встав позади Джульбарса и прижавшись к его спине, она переместила руку с кармана на пах, сжав член в руке, словно проверяя подлинность его слов. - Она красивая. - Винни прикрыла глаза, продолжая соблазнять брата к действиям, играясь с замком на ширинке.
В голове был лишь один импульс больше походящий на навязчивую идею. В глазах Винифред эта девочка была всем тем, чему ей так хотелось отомстить. И от того, что кульминация не наступала, становилось тошно. Над ней тоже должны надругаться,  по возможности порвать там все. Ей должны причинить необратимую физическую и психологическую боль, наградив на все оставшиеся года жизни фобиями и отвращением к мужчинам. «Было бы замечательно, - думала Винни,-  если бы мы и вовсе ее сломали. Что чувствует парализованная дурнушка, когда ее ебут во все щели на глазах у других людей, принуждают к действиям, словам. А эти люди смеются. Я бы включила музыку или телевизор. Какие-нибудь мультики.»
Где-то за окном послышался громкий крик, звук несмолкающей сирены. «Если она полностью парализована, то даже не сможет себя убить потом. Ей придется жить с этим. Интересно, как это. Знать, что тебя трахают, но ничего при этом не чувствовать. Просто видеть, как с тобой что-то делают, испытывая стеснение. Наверное, она уже давно привыкла к этому. Кто-то же подтирает ее задницу, меняет подгузники. Может ее сиделка уже не раз совала в нее свои пальцы. Вот так жизнь.»
Винни делает шаг, направляя Барри ближе к коляске.
- Она даже ничего не почувствует. А нам будет, что вспомнить. В нормальной жизни.
Винни подавила очередной смешок, застегнула замок на брюках брата и похлопав по паху отступила назад. Подойдя к окну задернула шторы,  включила  телевизор. Мультфильмов не было, шли глупые сериалы.

+1

10

Напрягся, когда Винифред полезла ко мне в штаны. Конечно, было приятно, но с другой стороны меня очень напрягала эта ситуация. Я не мог понять, почему Винифред так жаждет, чтобы я изнасиловал эту девушку. Не думаю, что они знакомы или же вовсе когда-нибудь сталкивались на улице. Здесь что-то другое, но что? Не отвечал на ее фразы, дожидаясь, пока она уберет свою руку. Мне было некомфортно, так как на нас в данный момент смотрел посторонний человек. Я морщился и пытался не смотреть на незнакомую девушку. Хочу уйти. Пора уже уезжать отсюда. Не хочу здесь больше находиться. Еще Винифред пугает своим неадекватным поведением. Что же мне дальше от нее ждать? Просьбу изнасиловать труп? До этого мы, конечно, пока не дошли.
- Почему ты так хочешь, чтобы я ее изнасиловал? – указывая на калеку, - я не хочу вспоминать о таком в нормальной жизни, понимаешь? Я не хочу больше творить всякий пиздец. На нас два трупа. Два, мать их, трупа. А, да, еще и мародерство. Ты хочешь к этому добавить еще и изнасилование добавить? Я после всего этого спать нормально не смогу, не знаю, как ты. Может, конечно, тебе и весело, но мне уже нет.
Я разговаривал с сестрой на повышенных тонах. Мы редко ругаемся, я вообще стараюсь не повышать голос, но вся эта ситуация выводит меня из себя. Я заметил, что стал постоянно оглядываться, будто кто-то меня преследует. За эти пару дней я стал нервным, при этом еще и два трупа пришлось разрубить на кусочки, пока она развлекалась с призраками. Конечно, давай еще напоследок изнасилуем девушку. Не хочу. Я хочу жить нормально, хочу забыть все это, как страшный сон. Получится ли?
Подхожу к Винифред и хватаю ее за руку, сжимая ее запястье. Оттаскиваю ее от окна и силой вытаскиваю из комнаты. Дверь с грохотом закрывается, толкаю ее в спину, пытаясь выгнать из дома. Я бы один дошел до ее знакомого, но я понятия не имею, с кем она там общается. На улице до сих пор шум. Видно, как люди собираются, садятся в машины и уезжают. А вот и эти почти осязаемые призраки. И снова голоса. От них ужасно болит голова, такое ощущение, что уши заложило.  Я уже и не осознаю, что делаю Винифред больно, слишком сильно  сжимая ее запястье.
- Куда дальше? – я себя не слышу, поэтому говорю громко, - давай скорее получим деньги и уедем отсюда. Без глупостей. Без убийств, изнасилований и прочего.

+1

11

По дороге к мистеру Чейзу Винифред молчала. Шла с понурой головой чуть впереди брата, старалась не подавать вида, что случившееся ее задело. Она считала, что нужно сделать вид, словно ничего не случилось. На деле же ее накрыла та еще обида связанная с отказом Барри. Девушка понимала, что это нелепо, и желания ее не самые банальные, но почему-то она была убеждена, что брат согласится на ее авантюру. А он не согласился, еще и выругал.
Не обращая внимание на шныряющих людей и языки пламени в книжной лавке, Хоуг старалась подавить вспышку ненависти к брату. Дело было даже не в калеке. А в том, что он не сделал так, как она хочет. Не подчинился ее прихоти.  Умом она это понимала, но подчинить эмоции - сложнее.
- Жди здесь, - апатично бросила, не оглядываясь, после чего вошла внутрь ветхого двухэтажного здания. На первом этаже располагалась аптека специализирующаяся на фитопрепаратах и ремонт часов. Ей было во второй отдел. Почему-то Винифред была уверена, что Чейз, как его все звали, будет на месте. Мужчина был чудаковатый, но обязательный, какими-то там призраками после участия в военных действиях в Чечне его было не испугать.
Винни показалась спустя 15 минут. Ее руки были в карманах, лицо не выражало эмоций. Бросив протяжный взгляд на брата, не замедляя ход пошла в противоположном от торговой точки направлении.
- Нужно погулять где-то часа полтора. Нас должны подкинуть. Пока не знаю куда, но это и неважно. Или ты хотел посетить какое-то определенное место? - закуривая, спросила Ви уже более спокойно.

***
Ночь. Брэдфорд-на-Эйвоне далеко позади. За рулем подержанного автомобиля седовласый мужчина в запачканной рубашке. От него несет машинным маслом и табаком. Он курит в салоне и часто моргает. Винифред всматривается в лобовое стекло с заднего сиденья автомобиля. Словно в трансе облизывает взглядом мелькающие за окном столбы и другие более редкие постройки. Поспать ей так и не удалось. От неудобной позы затекла шея, к тому же было холодно. Вздохнув она прижалась к брату, положив на его плечо голову. Винифред не знала спит ли он или делает вид. Уже который час в голове лейтмотивом шел поток одних и тех же мыслей, только в разных вариациях.
"Я ничего не чувствую. Столько всего произошло. Она была мне подругой. Я спала с ней. Она у меня жила. Я ничего не чувствую. Почему мне все равно? Так не должно быть. Почему я не чувствую?.."
" По идее, когда случается что-то страшное, даже самые толстокожие проливают слезы. Это ненормально, что я не испытываю чувства вины. Что со мной не так?"
" Когда я была маленькой и дедушка спрашивал буду ли я плакать на его похоронах, я шутливо отвечала, что не приду на них. На самом деле я всегда боялась, что не смогу расплакаться в нужный момент. Когда все от меня этого жду. Это страшно. Эти взгляды. Мать в гробу. А я не плачу. Они будут осуждать меня."
"Почему я ничего не чувствую?"

0


Вы здесь » IDOLUM » БАЛЛАДА О БЕЛЫХ КРЫЛЬЯХ И АЛЫХ ЛЕПЕСТКАХ » треш бывает разный, он как грибы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC