IDOLUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » IDOLUM » БАЛЛАДА О БЕЛЫХ КРЫЛЬЯХ И АЛЫХ ЛЕПЕСТКАХ » let me start to love you


let me start to love you

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

let me start to love you
you fooled me from the start
when you let me start to love you

making it harder to breathe

http://savepic.ru/5415917.gif

story about us.
♣ попытки рэша добиться внимания амелии крамер не достигают успеха вот уже несколько месяцев; но в этот вечер в сознании дамы сердца что-то кардинально меняется, и она позволяет молодому человеку проявить себя в действии, отличном от невинных ухаживаний. вот только картинка на тему побуждений лестера, созданная в голове ами, искаженная донельзя.

names.
lester rash & amelia cramer;
time & place.
♣ около полуночи, дом амелии.
[audio]http://www30.zippyshare.com/v/43460500/file.html[/audio]

+1

2

Молодой человек шел медленнее, чем обычно, что было очевидно по его движениям, навязчиво задерживающим ход всего тела, которое привыкло быть быстрым и активно рваться вперед. Он держал руки в кармане брюк – классических, идеально выглаженных – и перебирал пальцами всякую ерунду, которую держал там специально для таких случаев, когда показывать беспокойство не стоило. Беспокойство это, впрочем, было очень своеобразным: он знал, что от ситуации ожидать сюрпризов не стоит, все пойдет по уже приевшейся традиции, но что-то, крошечная мысль, навевала на него легкую тень надежды; может быть, сегодня?
Взлохмаченным, напоминающим черепаху по своей скорости молодым человеком был не кто иной, как Лестер Рэш. Он был мало похож на себя настоящего или, можно сказать, привычного: нет громких фраз и речей, нет шуток и смешных историй. Лестер был похож на пятнадцатилетнего подростка, который в первый раз пригласил одноклассницу на свидание, стеснялся и не имел понятия, что можно и нужно предпринять в следующую секунду.
На самом деле все происходящее действительно могло напомнить те уже наполовину забытые, но оставшиеся яркими картинками в памяти школьные года. Отличие заключалось – Бог с ним, с возрастом – в наибольшей степени в том, что Рэш ни капли не стеснялся, но во вселенских масштабах не знал, как себя вести на этом далеко не первом свидании (?). Его неимоверно  смущала неизвестность, отсутствие ответов на вопросы, только после которых Лестер мог позволить себе что-то предпринять.
Это странное и волнующее ощущение не покидало молодого человека вот уже несколько месяцев, с начала этой весны. Рэш был нарочито милым, он ухаживал и обсыпал вниманием, не удостаиваясь взамен получить то, чего ему хотелось. Дело было даже не в физическом контакте – чего, как и любому здоровому мужчине, Лестеру хотелось; не появлялось той духовной ниточки, которая могла бы соединить их обоих и дать понять, что все небессмысленно.

В тот летний вечер Рэш снова думал об этом связующем моменте, когда провожал Амелию до дома. Он молчал, потому что мысли полностью овладели им, и, видимо, поэтому их прогулка напоминала скорее поход вслед чьего-то гроба на похоронах. Ами, как показалось Лестеру сразу же, как только он увидел ее, тоже была чем-то озабочена, но парень расспрашивать об этом не стал: девушка вряд ли расскажет, если не сделала этого по собственному желанию.
Выглядели – он думал – со стороны они отвратительно глупо: два взрослых человека держатся друг от друга порознь, будто бы боясь соприкоснуться. Лестер был уверен, что, если бы спросил напрямую, Ами не стала бы возражать, именно поэтому он ждал от нее – такого же прямого – намека. Но его не было уже несколько месяцев, и все это стало превращаться в некое извращение.

Амелия, тем не менее, за это время стала для Рэшем шансом попасть в другой мир, она, можно сказать, для него была им, этим другим миром. Встречаясь с ней, он отдалялся от семейных проблем: горюющие родители, все еще не способные пережить предательства старшей дочери, необходимость в постоянном уходе за племянницей, работа, другие дела. Лестер крутился в этой затянувшейся семейной драме изо дня в день двадцать четыре часа в сутки и редко выходил в реальность, отдавая Каталину на попечительство матери. Почти всегда парень отправлялся к Ами, потому что с ней он не испытывал истинного счастья, но искренне ожидал, что все его старания когда-нибудь окупятся.

Когда они подошли к дому Ами, на часах было без пятнадцати двенадцать. Лестеру показалось, что сегодня его ожидает нечто похожее на «иди к черту» напоследок, потому что девушка явно была не в обыкновенном расположении духа. Ему, в принципе, было не привыкать.
Они вступили на дорожку, ведущую к дому, и Рэш пропустил девушку вперед. Обычно он провожал ее до самой двери, они болтали пару минут, и он возвращался к себе пешком, тратя на это больше получаса. Дома его ждала уже давно спящая Каталина и записка от мамы, которая уходила сразу же, как только малышка засыпала (этого Лестеру понять было сложно, он бы не стал оставлять ребенка в одиночестве, но миссис Рэш это казалось нормальным: неудивительно, ведь ее дети выросли в примерно тех же условиях).
Они остановились, Лестер дотронулся до запястья Ами и приложил ничтожные усилия, чтобы развернуть девушку к себе. Практически впервые за прогулку Рэш широко улыбнулся и посмотрел на нее по традиции влюбленным, сияющим взглядом, говоря:
– Сегодня мы напоминали зомби, – молодой человек с характерным звуком закатил глаза и, в общем, очень артистично изобразил сию тварь. – У тебя будут выходные на этой неделе? Я был бы рад, если бы ты смогла сходить со мной куда-нибудь. Днем. Иногда люди так делают, – Лестер рассмеялся, – чтобы побыть вдвоем. Постоянные вечерние прогулки на свежем воздухе полезны, но в кино, например, тоже можно сходить. При условии, что эти люди друг другу интересны.
Он поднял руку, ранее лежащую на запястье Ами, и погладил девушку по плечу:
– Взаимно интересны.

+2

3

- Если прикрыть глаза, то можно представить, что это она сейчас идет с тобой рядом.
     Последняя пойманная мысль - резко оборванным, чрезмерно громким выходом; Амелия могла лишь надеяться, что молодой человек не различит его за мерным отзвуком шагов по мостовой. Наивно полагать, что Лестер из тех поверхностных мальчишек, которые не видят ничего дальше своего распрекрасного носа (или, что не менее вероятно, ее юбки): слишком разительна перемена настроения. Привычная сдержанность, приторной улыбкой надежно защищающая Ами от внешних и внутренних (ах эти чудные, каждый на свой лад, голоса) раздражителей, канула в лету. Очевидно, причиной сегодняшней заминки Рэша на пороге сувенирной лавки стала отнюдь не собственная неловкость, им же озвученная в очередной шутливой реплике; на долю секунды пробежавшая в смеющемся взгляде опасливая рябь - давняя знакомая. Впрочем, вряд ли сама Крамер в полной мере оценила серьезность допущенной промашки: сжимая бледными пальчиками расписной фарфор так легко не рассчитать силы. Трещина же, презабавнейшим узором расползающаяся по злосчастной вазе, напоминала ей ту самую, что оставила на прощанье Маккензи в и без того неспокойной душонке.

     - Почему тебя в принципе беспокоит то, что он о тебе может подумать?
     В замкнутый круг мыслей, порожденных утренним происшествием (всего лишь коротким диалогом со Скарлетт, что в сознании Ами отозвался едва ли не равнозначным глобальному крушению), неожиданно украдкой втесались парочка совершенно от них отличных. Легко повернув белокурую головку к шагающему по правое плечо Рэшу, расфокусированно уставившемуся в неведомую точку в конце улицы, Крамер окинула его внимательным взглядом. Думала ли она о том, кто ежедневно предстает перед ней по ту сторону двери, витрины? Что из себя представляет этот милый с виду юноша, обезоруживающий одной лишь теплой улыбкой, на самом деле? И, главное, зачем он раз за разом пытается добиться расположения, прекрасно зная, что очередная попытка флирта с блондиночкой, что "сама себе на уме" (злобные шепотки за спиной порой слишком отчетливы), окажется тщетной? О да, Амелия думала об этом и не раз. Думала и лишь пожимала плечиками: она не была против. Возможно, Ами чувствовала схожесть между ними: беззаботные бабочки, день ото дня изящными, танцующими движениями взмывающие от цветка к цветку, очаровывая случайного зрителя иллюзорным окрасом-обаянием. С такими весело проводить время, забавно вместе дурманить других, но отнюдь не друг друга; короткий взмах - и Ами вновь ускользнула от Лестера в мгновение, оставив за собой лишь легкий цветочный шлейф.

    - Ты уверена, что посвятила свою лучшую подругу во все свои тайны и секреты?
    - А ты, Кенни? - Ее голос все еще слишком ясно звучал на задворках разума, вклиниваясь в и без того нестройный ход мыслей, разрушая, разъедая нездоровую головушку изнутри; Крамер с силой, до побелевших костяшек сжала холодные пальцы на тонком кружеве подола. - Еще немного, пара проулков - и мы на месте. Своеобразная ирония мироздания: не так давно она была столь же настойчивой, преследуя по пятам Лиллард, немым наблюдателем прокрадываясь в ее будни, проживая вместе недолгие дороги с работы домой или же часовые прогулки по заметенным опавшей листвой дорожкам; в тени парка особенно легко затеряться. Неважно, как и где - между ними была связь, и сколь угодно глупостью ни казалось со стороны, особенно теперь,  Крамер продолжала свято верить в их существующую дружбу. Тогда, прежде, но не сейчас: боль от утраты близкого человека поразила куда сильнее, чем нездоровая блондиночка могла себе представить; затуманенный психическим расстройством рассудок - лучшее обезболивающее от суровой реальности, однако оказавшееся отнюдь не универсальным. Собственноручно созданная сказка, затейливыми завитушками выводимая на подкорке сознания, на этот раз получила неожиданную, далекую от счастливого конца развязку.

       Амелия не успела опомниться, как они оказались на крыльце ее дома (наверняка премерзкая домовладелица вновь украдкой поглядывала из кухонного окна). Если Лестер и заметил одолевшее девушку странное настроение, то не подал и малейшего вида, впрочем, как и обычно. Ами нравилось, как умело он маскирует любое беспокойство за очередной сорвавшейся с губ шуткой или же не обремененной смыслом забавной историей. Нравилось и то, что на правду при этом парень вовсе не скупился, будь то слово или действие, главное - уместность ситуации; заманчивая двойственность воистину недешевой монеты.
      – Сегодня мы напоминали зомби. Обычно Крамер не могла сдержать улыбки на подобные выходки Рэша: он искренне ее смешил, от всей души, получая аналогичный же звонкий смешок в ответ; порой - легкий тычок локтем в бок, но совершенно беззлобный,  все с той смешинкой во взгляде-уголках губ. Однако сегодня ее взгляд был на редкость серьезным. - Чувствуешь ли ты то же самое, когда я вновь и вновь тебя отвергаю, что чувствовала тогда я? Никогда раньше не трогали ее мысли в подобном ключе, как никогда и не приходилось оказаться по другую сторону, взглянуть с незнакомого ранее ракурса.
     – Я был бы рад, если бы ты смогла сходить со мной куда-нибудь.  // Лестер и Ами.
     – И обязательно заходи, как будешь неподалеку от лавки, я буду очень рада.   // Ами и Кенни.
     Еще немного и, кажется, она сойдет с ума. Снова. Тепло его ладони, бережно коснувшейся, лишь ненавязчиво согревающей - единственное, что возвращает на землю.

     - Так значит, то, что смущает тебя всё это время - это всего лишь сомнения во взаимности? - Несмотря на одолевающие эмоции и чрезмерную прямоту прозвучавшего вопроса-утверждения, ее голос почти ровный, спокойный. Слегка склонив голову набок, Амелия вновь пристально рассматривала замершего перед ней в ожидании Рэша; глаза в глаза. Аккуратным движением, на ощупь найдя озябшими пальцами его, покоящиеся на ее же плече, она (почти невесомо) провела по ним и выше, к локтю, следуя взглядом. - У него сильные руки, надежные (не то что у Лиллард). Так и манят тебя, не правда ли?  Плавно перебирая почти неразличимые складки футболки, ближе к вороту, лишь на секунду дольше задержавшись на груди; биение сердца все чаще-отчетливее ощущается под кончиками пальцев. - Ты и правда чертовски ему нравишься, сахарная. Ему, не ей. Так что же ты медлишь? Почти нежно, стараясь не нарушить хрупкую тишину затаившегося мгновения, пройдясь вдоль подрагивающей жилки на шее; подавляя желание оцарапать, чтобы развеять сомнения в иллюзорности. - Кровь в ней сейчас наверняка насыщенно-горячая. Именно из-за тебя, ты ведь знаешь это.
     - Думаю, у меня есть для тебя ответ. - Не дав опомниться ни себе, ни Лестеру, отдаваясь на волю охватившей агонии-желанию, позволяя им управлять собой, девушка вмиг оказалась в миллиметрах у его лица. Хитрая улыбка, едва коснувшаяся губ, мимолетна: мгновение, и Ами уже целует (растерянного?) Рэша. Не слишком грубо-настойчиво, но и весьма недвусмысленно демонстрируя собственные намерения.  - Умница.

+1


Вы здесь » IDOLUM » БАЛЛАДА О БЕЛЫХ КРЫЛЬЯХ И АЛЫХ ЛЕПЕСТКАХ » let me start to love you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC